Юный Натуралист 1980-02, страница 47




Юный Натуралист 1980-02, страница 47

47

КУЗНЕЧИК

Такую ласковую кличку дали солдаты верблюду, который прошел с ними большой и трудный путь от донских степей до Балтийского моря. Многие фронтовики встречали Кузнечика на Курской дуге, в лесах и болотах Белоруссии, в городах и селах Польши и даже в самом логове фашистского зверя — в Восточной Пруссии, то есть там, где до Кузнечика не ступала ни одна нога этого парнокопытного животного с длинной изогнутой шеей.

Как Кузнечик оказался на фронте?

На этот вопрос отвечали по-разному. Одни говорили, что осенью 1942 года верблюд сам пришел к артиллеристам, когда сеном кормили лошадей. Видимо, мягкая, ароматная и сочная трава оказалась для него лакомством по сравнению с обычным верблюжьим кормом.

Другие утверждали, что Кузнечик — подарок пушкарей соседней дивизии. Третьи доказывали, что животное, которое находилось на марше в течение целой недели без воды, было подобрано в большой бомбовой воронке. При этом рассказчики, к большому удовольствию слушателей, показывали, как ловко Кузнечик ложился в яму и свертывался калачиком.

Но, как бы там ни было, Кузнечик преданно исполнял необычную для верблюда службу. Прежде всего он был хорошим ориентиром, маяком.

Однажды, когда подразделения полка вели бой в лесу, вдали от дорог и города

Орла, на огневой позиции появился корреспондент газеты «Красная звезда» писатель Василий Гроссман.

— Как вы к нам попали? — удивился командир батареи.

— Очень просто, — ответил гость. — Добрые люди посоветовали мне нигде по дороге не останавливаться, ни у кого не расспрашивать, а искать все «по Кузнечику». Так я и поступил.

Обитатель знойных степей прекрасно приспособился и к снежным дорогам, и к топким болотам, и к неухоженным лесам, заваленным толстыми ветками и выкорчеванными пнями. На своем горбу верблюд перетаскал со склада на огневые позиции сотни довольно увесистых ящиков со снарядами.

Было время, когда верблюд возил пушку, а затем походную кухню с большим запасом сухого топлива, которого так часто недоставало на войне.

На фронте Кузнечик вполне освоился и, судя по его бравому виду, чувствовал себя там неплохо. Четыре раза верблюд был ранен, но всякий раз солдаты его заботливо выхаживали. Пятое ранение, однако, оказалось для Кузнечика роковым. Жизнь этого замечательного четвероногого друга оборвалась во время сильной бомбежки вражеской авиации. Это произошло весной 1945 года на подступах к Балтийскому морю.

Ему было двадцать лет. Знатоки говорили, что в мирное время он мог бы, помогая людям, прожить вдвое больше.

М. ИНГОР



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?