Юный Натуралист 1982-01, страница 44

Юный Натуралист 1982-01, страница 44

43

ТЮАЕНЕНОК
СЕВА

Сурова природа Антарктиды. Все сковано морозом, бушуют ураганы, длинная полярная ночь. Но наступает короткое антарктическое лето, отступают морозы, появилось солнце, и на льду появляются пингвины, тюлени, прилетают птицы.

В свободное от вахт и работ время любят полярники чем-нибудь заняться. Одни делают поделки из дерева, камня; другие выращивают цветы, овощи на оконных огородах; некоторые привозят с собой комнатных рыбок, птиц и ухаживают за ними, наблюдают их жизнь. Всякое живое существо вызывает у людей, живущих в этих суровых условиях, симпатию и теплую заботу, будь то ожившая муха или жучок, случайно попавший с грузом станции; а уж пингвины, тюлени, птицы пользуются особым расположением человека. И животные понимают доброе отношение и ищут дружбы с человеком. Как-то уж повелось, что всем живым существам в Антарктиде дают человеческие имена. Были у нас пингвин Петя, поморник Яшка, краб Маврикашка, муха Нюшка и другие. Но мне хочется рассказать о тюлененке Севе. „ Знакомство с ним было необычным. Мы присутствовали при его появлении на свет. Родился очаровательный малыш в белой шубке, с плюшевой мордочкой и большими, умными, почти человеческими глазами. Его мама, тюлениха Уэдделла, с красивой серебристо-коричневой окраской шубы, нежно обхаживала его. Сева сразу проявил к нам интерес, пытливо разглядывал нас и уморительно зевал. Нам он тоже очень понравился. Когда он попытался ползти в нашу сторону, мама-тюле-ниха преградила ему дорогу, и тюлененок затих около ее бока. Почти каждый день мы навещали Севу. Через неделю шубка его потемнела, стала пепельно-серой. Тюлениха уже не беспокоилась, когда мы близко подходили к ним. Не раз мы были свидетелями увлекательного зрелища, когда мама-тюлениха учила Севу плавать. Он очень не хотел лезть в воду и плакал. Из глаз его катились крупные слезинки, он издавал звуки, похожие на вой, но тюлениха упорно голкала его к трещине и сталкивала в воду. Через несколько мгновений тюлененок вползал на край трещины, но как только он располагался на льду, все начиналось сначала, и так повторялось до тех пор, пока Сева не научился плавать подо льдом по нескольку минут. Тюлени к нам настолько привыкли, что Сева с удовольствием переворачивался, подставляя нам свои бока, когда мы его почесывали, а тюлениха махала ластами, как бы хлопая в ладоши.

А потом случилась непоправимая беда: наш Сева осиротел. Было это так. Приехав на лед, мы не застали на обычном месте своих знакомых. Пока тюлени кормят своих малышей

молоком, они не меняют места лежки, поэтому мы терпеливо ждали. И действительно, через несколько минут в трещине появилась голова нашей тюленихи (мы их пометили краской, чтобы не перепутать с другими), потом она снова исчезла и через несколько секунд буквально выкинула на лед окровавленного Севу, а сама скрылась под водой. Судя по всплескам воды в трещине, кровавым пятнам, подо льдом шла борьба не на жизнь, а на смерть. Вероятно, наши тюлени подверглись нападению морского леопарда или страшного врага всех тюленей — касатки. Мама-тюлениха так больше и не появилась, наверное, погибла. Мы, к сожалению, ничем не могли ей помочь.

У Севы вид был жалкий: весь измазанный в крови, на правом боку две кровоточащие рваные раны. Он безропотно отдался в руки нашего доктора. Мы отмыли тюлененка от крови, а доктор залил его раны йодом и медицинским клеем.

Мнения наши о дальнейшей судьбе Севы разделились. Одни предлагали отвезти Севу на станцию, налить бочку с водой и держать его там, пока не окрепнет. Другие предлагали оставить на льду тюлененка и ежедневно приезжать проведывать его и кормить. Большинством голосов прошло второе предложение. На станции мы долго спорили, как помочь Севе, и все сводилось к тому, как покормить его, потому что лечение доктор брал на себя. Решили попробовать кормить из соски разбавленным сгущенным молоком.

На следующий день мы застали Севу на том же месте. Вид у него был скучный. Нам тюлененок обрадовался, но есть молоко из соски не стал, вернее, не сумел. Что делать? Неподалеку лежала тюлениха с малышом, судя по окраске, старше нашего Севы. Мы отогнали тюлениху от трещины и поднесли к ней Севу. Тюлениха долго крутилась на месте, не подпуская к себе Севу, но потом смилостивилась и покормила его. Но как только он отполз от нее, тюлениха сразу же уползла к своему детенышу и вместе с ним скрылась в трещине. Мы поняли, что отдать в приемыши нашего Севу не удастся, и решили все-таки научить его есть из соски.

Сева рос не по дням, а по часам, уже плавал подо льдом и самостоятельно находил пищу. Но всегда, как только вездеход останавливался у трещины, моментально показывалась голова Севы с нашей меткой. Он поспешно вылезал на лед, подползал к вездеходу и замирал, ожидая нашей ласки. Немногим больше месяца продолжалась дружба людей с тюлененком, но она оставила неизгладимое впечатление.

А. ВОРОБЬЕВ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?