Техника - молодёжи 1994-07, страница 44

Техника - молодёжи 1994-07, страница 44

В судьбах исторических деятелей нет-нет да и проглянут незамечаемые прежде параллели. При ближайшем рассмотрении выясняется: ничего мистического здесь нет, и внимательный наблюдатель в очередной раз убеждается, что наряду с грандиозными возмущениями космического масштаба историей движет сила примера.

ВОСПИТАТЬ ВНУКА

Анатолий ВЕРШИНСКИЙ

Что помнят узкообразованные потомки о знаменитых предшественниках? Как правило, нечто второстепенное. Хроники всех времен и народов охотнее запечатлевают яркий эпизод мгновенного геройства нежели долгий тягостный подвижнический труд.

Имя князя Александра Ярославича неразрывно связано с невеликой схваткой на Неве; школьное же знание о Невском ограничивается его победой над немцами в кампании 1241 — 1242 гг. Немалый вклад в одностороннее представление о славном соотечественнике внесла соименная лента Эйзенштейна, целиком посвященная этому событию (что вполне логично, если вспомнить, в какие годы картина снималась).

О князе Иване Даниловиче массовый читатель, почти поголовно обращенный в массового телезрителя, имеет гораздо более смутное понятие: не удостоился «собиратель земли Русской» внимания кинематографистов. Иные, отталкиваясь от прозвища, понимаемого как «мошна» (если понимаемого вовсе), полагают: был-де Калита изрядным скопидомом. Да еще всплывут у кого-то в памяти строчки из любимого в детстве Смелякова: «Сутулый, больной, бритолицый, уже не боясь ни черта, по улицам зимней столицы иду, как Иван Калита». (Правда, не вполне ясно, зачем маститый автор, наверняка понимавший, что всякое уподобление двунаправленно, «побрил» православного князя — видимо, для рифмы).

Время становления Московского государства принято отсчитывать от великого княжения Иоанна I. Писатель-историк Дмитрий Балашов справедливо замечает, что фундамент возводимого Калитой здания заложил его отец • Даниил1. Возьмем на себя смелость выводить корни российской государственности (не удельной, но дер жавнои, не узкоевропейской, но евразийской в перспективе) из еще более глубинных пластов — от великого княжения Александра Ярославича, деда Калиты.

Москва являлась в ту пору заурядным городком, Русь была раздроблена усобицами и обескровлена монголами, но именно тогда заложил Невский те принципы и приоритеты внутренней и внешней политики, следуя которым его прямые потомки создали ядро будущей Великой России — Московское государство.

Проще всего понять это, сопоставив

события, отстоящие друг от друга на три четверти века И неожиданно прояснится скрытое под ворохом второстепенных деталей сходство судеб, на первый взгляд столь разных; личностей, трудно сочетаемых в избирательной и капризной памяти потомков.

Из хроннкн двух княжений 1236. Отбывший в Киев для занятия киевского престола Ярослав Всеволодович оставляет княжить в Новгороде 16-летнего сына Александра (старшего, Федора, к этому времени уже нет в живых).

1304. Юрий Данилович, направляясь в Орду «искать великого княжения» (Владимирского, имеющего теперь для Руси то же значение, что прежде Киевское), оставляет вместо себя младшего брата Иван

1240 — 1257. Александр Ярославич ведет успешные боевые действия против шведов, немцев и литовцев, проявив себя как искусный полководец (всего участвовал более чем в 20 битвах). В 1242 г. едет по требованию Батыя в Орду, где производит на хана самое благоприятное впечатление (по преданию, Батый заявил своим сановникам: «Все, что мне ни говорили об нем, все правда: нет подобного этому князю»2 ). По мнению Л.Н. Гумилева (не разделяемому большинством историков), сын Батыя Сартак становится побратимом Невского3

1304 — 1325. Иван Данилович деятельно участвует в борьбе Юрия Московского с Тверью, обороняет от ее войска Переяславль и Москву. С ханом Узбеком у сыновей Даниила отношения добрые, а благодаря женитьбе Юрия на ханской сестре — еще и родственные 1250-е годы. В тесном союзе с Александром Ярославичем выступает митрополит Кирилл. Близкий дотоле Даниилу Галицкому, он возмутился «латинскими» связями последнего (коронованного в 1253 г. папским легатом) и начал поддерживать Невского, установив тесные контакты с Ордой. О согласованности действий легкого на подъем Кирилла и неутомимого Александра свидетельствует тот факт, что в 1256 г., во время Финляндского похода, митрополит сопровождает князя до Копорья, разделяя тяготы пути с войском

1320-е годы. Сподвижником и, судя по всему, советчиком Ивана Даниловича становится митропо

лит Петр5. Неоспорима его роль в идеологическом обосновании завоевательной политики московских князей, чья династия за несколько десятилетии объединит удельные княжества Северо-Восточной Руси в унитарное национальное государство, способное успешно противостоять Орде,— но пока исправно платит ей дань. 1252 — 1253. С помощью татар, предводимых Неврюем (по мнению Татищева и Соловьева, призванных Невским в результате поездки на Дон к Сартаку), Александр Ярославич лишает великого княжения своего брата Андрея, породнившегося в 1250 г. с Даниилом Галицким, прозападные, антиордынские взгляды которого младший сын Ярослава разделял. Ярлык на великое княжение Владимирское переходит к Александру — стороннику «мирного сосуществования» с Ордой и противнику тесного союза с католическим Западом. Участие Александра в организации переписи русского населения в 1257 г., его жесткость в обуздании не желающего «дать число» Новгорода в 1259 — 1260 гг., его успешное заступничество перед ханом Берке за выступившее против татарских «численников» население Суздальской земли в 1262-м7, наконец, логика событий и характера Невского позволяют предположить, что предметом следующей его договоренности с Сараем мог стать великокняжеский контроль за налогообложением Руси. Помешала смерть...

1327 — 1328. Возглавив по требованию Узбека карательную экспедицию против Твери, Иван Данилович устраняет со своего пути Александра Тверского, допустившего, а возможно, и санкционировавшего уничтожение татарского гарнизона. Александр бежит и укрывается во Пскове (позднее — в союзной псковичам Литве)8. Великим князем Владимирским становится Калита. И добивается от хана права самому собирать дань с русских княжеств, что на многие годы предохраняет Русь от ордынских набегов9. (См. также «ТМ», N° 4 за этот год). 1263. На пути из Орды во Владимир Александр Невский заболел («жестокий недуг сокрушал тело, изнуренное трудами») и, приняв схиму, 14 ноября скончался. По преданию, митрополит Кирилл воскликнул, обращаясь к народу: «Чада мои милые, закатилось солнце земли Русской!»; когда везли тело князя, «земля стонала от вопля и рыданий»1".

1340. «Пораженный внезапно тяжким недугом, достойный сын святого Даниила принял пострижение в схиму и скончался в летах зрелого мужества 31 марта...» Хороня Калиту, «москвитяне проливали слезы... называли его «собирателем» земли Русской и государем-отцом»11.

42

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?