Юный техник 1973-12, страница 34

Юный техник 1973-12, страница 34

k

A. M. Бутлеров на пасеке. Ученый очень увлекался пчеловодством.

бы ни была совершенна теория, она только приближение к истине. Хотя теория, не будучи полной истиной, может предвидеть полную истину, то есть те или другие факты, но совершенно ясно, что она не в состоянии предсказать несуществование того или другого явления».

Не случайно, а в силу глубокого убеждения очень часто любил Бутлеров ссылаться на золотое правило Араго, знаменитого французского физика: «Не благоразумен тот, кто отрицает возможность чего-либо за пределами чистой математики: такое отрицание тем хуже, что оно не ведет ни к опыту, ни к исследованию!»

«Стоя на страже теории строения, — рассказывает Д. П. Коновалов, прилежный ученик Бутлерова, — Александр Михайлович не находил для себя большого интереса в защите ее основных

положений. Мысли его направлялись дальше, в сторону вопросов, касавшихся основных понятий химии. Каковы были эти вопросы, я вскоре узнал из одного разговора в лаборатории. Однажды, проходя в библиотеку, я услышал оживленный разговор Александра Михайловича с его ассистентом М. Д. Львовым, к которому прислушивалась небольшая группа работников лаборатории. Александр Михайлович пояснял свои, в то время совершенно необычайные, мысли относительно возможности колебания атомных весов. Несмотря на высокий авторитет Александра Михайловича, его слушатели не воспринимали новых мыслей учителя. Со всех сторон сыпались возражения, и разговор ничем не кончился».

На другой день Бутлеров вызвал Коновалова в свою комнату и предложил ему высказать свое мнение по поводу вчерашнего разговора. Ученик твердо стоял на учении о сохранении энергии, и учитель терпеливо выслушал его.

— Все это я знаю и мог бы защищать свою позицию тоже мнением авторитета, — сказал он и повторил правило Араго. — Все дело~в опыте. Найдем ли мы средства, чтобы обнаружить то, что я предполагаю.

Убеждение в делимости атома, в непостоянстве атомных весов было лишь следствием общего воззрения Бутлерова на материю и энергию, к которым он был приведен необъяснимыми иначе явлениями.

«Что нам мешает допустить, — спрашивал в одной из своих статей Бутлеров, — что вещество есть не более как только некоторая форма проявления энергии, представляющей единую и дей-

32

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?