Вокруг света 1973-08, страница 16

Вокруг света 1973-08, страница 16

В. УХОВ

(щВ1

Ш ДВА МАРШРУТА

отложенный разговор

тот высокий, спортивного склада парень производил противоречивое впечатление. Во всем, что касалось дела, Даниель Ван дер Спек был идеальным партнером: умный, знающий, доброжелательный и по мере возможности идущий навстречу. Но когда речь заходила о политике, с ним трудно было найти общий язык. Нет, он вовсе не становился враждебен, а как бы отгораживался стенкой трезвого практицизма от нашего, как считал Даниель, «неуместного идеализма».

Сейчас перед нами был радушный хозяин. С откровенной радостью похлопав Валерия и меня но спинам, он сам подхватил наши чемоданы и заспешил впереди к своей машине. Лихо развернувшись, «форд» нырнул под эстакаду посадочной полосы, на которую в этот момент с ревом опускался огромный, вполнеба, «Боинг-747». Сердце стало маленьким и вдруг изо всей силы грохнуло по грудной клетке: показалось, в следующую секунду нас раздавит. Ничего, конечно, не произошло. Но улица под аэродромом! Она как бы являла собой иллюстрацию общеизвестного факта, что с землей в Голландии туговато.

Когда за окном замелькали старательно вылизанные голландскими коровами луга, на которых и впрямь стояли ветряные мельницы, я повернулся к попыхивавшему короткой шкиперской трубкой Ван дер Спеку.

— Что новенького, коллега? По-прежнему все внимание американцам или все-таки обратили ваши взоры и к своим юным соотечественникам?

Он подмигнул, давая понять,

что тоже помнит наш последний разговор в Москве.

— Завтра вечером я вам кое-что покажу, а потом, если захотите, поговорим...

Спор с Ван дер Спеком произошел год назад в Москве во время нашей предыдущей деловой встречи. Началось с того, что мы поинтересовались у него, почему некоторые молодежные организации Нидерландов уделяют не слишком-то много внимания собственной молодежи. В частности, почему большую часть молодых туристов, приезжающих в Советский Союз из Голландии, составляют обучающиеся там американцы?

Тогда, в Москве, Даниель ответил прямо-таки по Гоголю:

— Знаете ли вы голландскую молодежь? О нет, вы не знаете нашей молодежи. Она нелюбознательна и аполитична. ЛСД — да, секс — да, поп-музыка — да. Сейчас у нас предпочитают «путешествовать» в мире галлюцинаций с помощью наркотиков, а не по нашей грешной земле. Вот вы говорите: антиимпериалистическая солидарность, мир и дружба. Но всякие там высокие идеалы им просто не понятны...

— Пойми, Даниель, — говорили мы ему тогда, — тем более ты и твои коллеги обязаны позаботиться, чтобы ваши парни и девчата не остались в стороне от демократического движения молодежи всего мира. Ведь твоя организация является органом Национального союза студентов Нидерландов. Значит, уже одно это налагает на нее совершенно определенные обязанности по отношению к молодежи...

Нет, Ван дер Спек упрямо твердил, что мы заблуждаемся, что там, в Голландии, вдоволь нахохочутся, вздумай мы распространяться о «высоких ма

териях». «Что ж, видимо, Даниель теперь постарается доказать свою правоту», — подумал я, когда «форд» подкатил к отелю «Рейнджере» на тихой улице Ванингстраат.

интермедия у пивнои

Предчувствие не обмануло меня. Поздним вечером следующего дня после многочасовых переговоров и бесед Даниель категорически объявил, что везет знакомиться с ночным Амстердамом. Наши ссылки на усталость не возымели действия. Из сумрака и тишины Ванингстраат машина скоро нырнула в хитросплетения улиц, залитых неоном реклам, и пустынных каналов с устало спящими на черной воде прогулочными катерами. Вот мы выскочили на набережную с красными фонариками у подъездов домов, сжавшихся вдоль нее в плотную шеренгу. Кое-где в прозрачных клетках-витринах словно манекены неподвижно стояли и сидели «дамы» в ожидании клиентуры.

На минуту мы остановились у небольшого пивного бара, которых здесь великое множество, и бармен, подчиняясь призывному возгласу Даниеля, торопливо вынес три кружки отличного свежего «Амстеля». Мы осушили их, не выходя из машины. Все равно проникнуть в бар было физически невозможно: через открытую дверь виднелась стена стоявших вплотную друг к другу молчащих молодых ребят и девиц с пенящимися кружками в руках. И лишь магнитофон где-то в глубине создавал звуковой фон. Сначала спокойные и даже тихие звуки электрогитары, и вдруг неистовый, хриплый вопль певца:

14

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?