Вокруг света 1977-09, страница 64

Вокруг света 1977-09, страница 64

Всесоюзной спелеологической экспедиции «Кырктау-76». Но сначала надо перевезти все снаряжение и оборудование экспедиции из Самарканда в районный центр Ургут, расположенный у подножия хребта Чакылкалян, и далее, на базу геологов, которая прилепилась на крутом северном обрыве хребта. Машины дальше не идут, еще метров на двести вверх наши грузы тащили мощные тракторы геологов. А дальше... До лагеря экспедиции (высота почти 2400 метров) осталось около двенадцати километров — по плато Кырктау, через два перевала. Каждому участнику пришлось проделать этот путь трижды. Когда, обливаясь потом, под палящим солнцем, идешь вверх по крутой ишачьей тропе в третий раз, с грузом около сорока килограммов, невольно с уважением думаешь о современной технике (например, вертолете), с помощью которого можно было бы за два-три часа справиться с этим делом, не выматывая на первом же этапе четыре десятка человек.

Но вот, наконец, последний участник последнего перехода показался в «воротах» — проходе между Окал, ведущем в обширную котловину, где расположился лагерь экспедиции. Закончена установка палаток, оборудованы кухня, погреб — в одном из небольших колодцев со снежником. На торжественной линейке на' чальник экспедиции, томский радиофизик Вячеслав Чуйков, поднимает флаг.

Под землю уходит первая группа. Над воронкой натянут большой тент, который, создавая тень, немного облегчает муки облачения в гидрокостюмы на сорокаградусной жаре. Но каждый из уходящих под землю прекрасно знает, что в сырой, холодной шахте не будет ничего приятнее воспоминаний о жарком солнце.

Узкая крутонаклонная щель приводит к первому колодцу. Прикрепившись к веревке, быстро скользишь вниз, отталкиваясь от стенки ногами. Не прошло и минуты — ты уже на десятки метров ниже, на небольшой площадке. Через несколько шагов — снова многометровый вертикальный колодец. Особое чувство испытываешь, когда стоишь у края такой пропасти — колодца, уходящего в неведомую глубину, разглядывая при свете фонарей контуры свода...

Шахта Киевская поражает разнообразием, контрастностью и масштабами: каскадные участки (сочетание колодцев и площадок) чередуются с наклон но-уступча-

тыми. Это длинные извилистые щелеобразные ходы шириной около метра. Пол у них наклонный с уступами-ступеньками высотой обычно до метра. В таких ходах приходится иногда преодолевать узкие «окошки», проходимые, как говорят спелеологи, «на выдохе». Встречаются и участки, где ход имеет ширину, доступную для человека только на высоте нескольких метров над полом.

Ходы-«шкуродеры» сменяются обширными залами. Они поражают великолепием. Даже обычные капли воды на своде и выступах под лучом фонаря блистают как бриллианты... Цветы из кристаллов кальцита, сталактиты, сталагмиты, натещ на стенах, окрашенные в черный, голубой, красный, розовый цвета — подземные красоты заставляют даже самых измученных спелеологов забыть на время об усталости, сырости и холоде.

С момента ухода в пропасть первой группы под землей ни днем, ни ночью ни на минуту не прекращалась работа. Сменив первую, ушла в пропасть вторая группа, затем третья. Они навешивали веревки в колодцах, проводили телефонную связь, забрасывали снаряжение для подземных лагерей. Когда был подготовлен путь до зала VI конгресса спелеологов (глубина почти 400 метров), в шахту вошел отряд Алексея Коржинского, которому предстояло установить первый подземный лагерь в зале VI конгресса. Базируясь в этом лагере, следующая группа должна проложить путь до нового «плацдарма» — зала АН УССР. Это точка на глубине 700 метров, где в 1975 году спелеологи остановились перед завалом.

«Лагерь-700 на проводе!» — сообщение дежурных на пункте связи заставляет собраться вокруг палатки с телефонами почти всех находящихся на поверхности людей. Так же нетерпеливо прислушивается к телефону и научная группа, которая сутки назад ушла под землю и сейчас находится в лагере-400. Геологи Валерий Ро-гожников, Александр Стотланд и Александр Климчук проводят геологическую съемку, отбирают пробы породы и воды, ведут наблюдения за микроклиматом шахты. Ниже, на новом, еще не открытом участке пропасти Рогож-никову и Климчуку предстоит то^ пографическая съемка. Только вот будет ли новый участок? Этот вопрос волнует всех особенно остро с тех пор, как группа се-

мйсотников спустилась в почти стометровый колодец зала АН УССР. Они должны детально обследовать завал в самом уязвимом месте и, если это возможно, преодолеть его. Лагерь тут пришлось оборудовать в тесной нише. Рядом большой и просторный зал, но обосноваться там нельзя — время от времени сверху с грохотом падают глыбы известняка, оставляя глубокие шрамы в натечной коре на полу зала.

— Абрамов, не томи, что там у вас? — теребят начальника ла-геря-700.

— Разбили щель в основании завала, куда уходила вода, за ней — ход. Есть продолжение! Ложимся спать, «утром» разведаем, найдем место для следующего лагеря.

— Штурмовики, можете спускаться, —- добавляет Александр Хапов, который первым проник в щель.

Эти телефонные сообщения вызывают восторженные крики как На поверхности, так и в лагере-400, под высоченными, скрытыми во мраке сводами зала VI конгресса спелеологов. Наши надежды оправдались.

Как нам далась километровая глубина, читатель уже знает. Дно пропасти снова оказалось недосягаемым...

После этого были еще не одни сутки изнурительного подъема на поверхность. Поднять надо не только самих себя, но и сотни килограммов затащенного в шахту снаряжения, потяжелевшего от влаги и грязи. Затем спуск с гор, и вот в Самарканде участники экспедиции отмечают окончание почти месячных работ на Кырктау. Здесь же, в Самарканде, мы встретились с руководителем второго этапа Всесоюзной спелеологической экспедиции — симфе-ропольцем Геннадием Пантюхи-ным. Спелеологи Крыма, Красноярска, Перми, Львова продолжили исследование в надежде достигнуть, наконец, дна этой загадочной пропасти. И вот результат нового многосуточного штурма — пройдя еще несколько колодцев за точкой, достигнутой нами, спелеологи спустились к большому озеру на глубине 1082 метра. Надводного пути дальше нет.

Итак, глубочайшая в Советском Союзе природная пропасть Киевская стала глубочайшей полостью на Азиатском континенте и заняла четвертое место в мире после

62

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Вертолет забрасывают вверх

Близкие к этой страницы
Понравилось?