Вокруг света 1980-10, страница 26




Вокруг света 1980-10, страница 26

художница. — Не все пока удается, ведь я работаю на «Жолнаи» всего четыре года. Вы лучше наверху поглядите: там работы, получившие награды.

Комната заместителя директора Ласло Палинкаша напоминает мастерскую умельца. На побеленных стенах — широкие полки из мореного дуба, уставленные глиняными фигурками. Кругом незавершенные рисунки.

— Мы буквально выросли из гончарного, керамического производства, — сказал Ласло Па-линкаш. — Строителям нужны были технический фарфор и фаянс. Здания в конце прошлого века возводили не серийно, и поэтому заказы, адресованные заводу «Жолнаи», заметно отличались друг от друга. Декоративные водосточные трубы, обрамления черепичных крыш, вазы для веранд, детали фонтанов — таким стал на рубеже столетия диапазон наших изделий. Потом перешли к посуде.

...Адрес печского фарфорового завода хорошо известен не только знатокам искусства, но и энергетикам многих строек стран СЭВ. Им марка «Жолнаи» напоминает о десятках видов электроизоляторов и других деталей. Изделия из Печа можно встретить на участках объединенной энергосистемы «Мир», на линии высокого напряжения Винница — Альбер-тирша, на других совместных объектах стран социализма.

О надежности продукции предприятий ходят легенды. Да и действительные факты подчас кажутся неправдоподобными. Не так давно в одной из развивающихся стран решили закупить партию печских изоляторов — двухметровых глянцевых катушек, которые выпускают здесь для энергетических комплексов. Перед заключением контракта партнеры предложили провести испытание на прочность. Два мощных гусе-ни шых трактора зацепили оба конца изолятора стальными тросами и дали полный ход в противоположных направлениях. И что бы вы думали? Моторы заглохли, а печский фарфор выдержал. Во-поос о надежности был решен.

РАСТИ И МОЛОДЕТЬ

— В человеке должно быть заложено уважение к истории родного края, — с этого начал разговор заместитель председателя горисполкома Лайош Ненет. — Человеку, вступающему в жизнь, нужно хорошо знать, откуда он родом — не в анкетном, а в самом глубоком смысле этих слов. Но, чтобы разбираться в истории горо

24

да, тем более такого, как наш, не обходима солидная подготовка. Ведь Печ многолик. Если городу Дьёру больше всего подходит комбинезон машиностроителя,

Шопрону — традиционная мантия архивариуса или белый халат медика, Татабанье — шахтерская каска, то для Печа характерно все это, вместе взятое. Так уж распорядилась история. И не случайно учебный курс, посвященный родному городу, включен в программы учебных заведений, причем не только гуманитарных, но и технических. Студентов здесь чуть ли не полгорода.

Именно в Пече в 1376 году был основан университет — единственный тогда во всей стране. Он считался одним из первых и в Европе, поскольку уступал по возрасту лишь пяти университетам — Болоньи, Парижа, Праги, Кракова и Вены. Свое существование университет прекратил во времена османского ига. Сегодня в Пече шесть институтов — медицинский, юридический, экономический, педагогический, технологический, а также консерватория.

Молодежи у нас много, и не стремится она отсюда уехать. Но и проблем хватает. Хотя за нынешнюю пятилетку и построено восемь с половиной тысяч квартир, их надо куда больше. А разрастаться городу нелегко: сложнейший рельеф — горы, холмы, расщелины. К тому же еще в средневековье здесь были прорыты десятки километров подземных ходов и туннелей. О многих из них мы знаем, но другие пока неизвестны. Во всяком случае, обвалы не исключены. Тут хватит работы геологам, археологам и даже спелеологам на многие-многие годы. К тому же в лабиринтах наших улиц, кривых узких, не построишь новые микрорайоны. Но есть выход. Даже два. Первый — сооружение города-спутника на склонах окрестных гор. Второй — вкрапление новых кварталов в окраины — там все-таки не столько уж памятников архитектуры. Второй вариант, правда, подороже, чем первый. Потому и растет Сигетиварош — наш город-спутник...

Лайош Немет указал рукой на север, где, дрожа в жарком полуденном мареве, просматривались контуры большой стройки. Под ними обозначилась лента новой окружной автострады. Она свяжет Печ с центральными и северными районами страны, со столицей.

Прямо над окнами городского Совета отбойный молоток выстукивал свою дробь и мелькали оранжевые каски строителей.

Печ — Москва

ЛУННЫЕ УДОБРЕНИЯ

Гигантский салат, в несколько раз превосходящий размерами обычный удалось вырастить д-ру Чарлзу Уок-шоу, специалисту по патологии растений из Хьюстонского центра Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства. Растения-рекордсмены росли на почве, в которую была внесена лунная пыль. Несмотря на необычную величину, салат полностью сохранил свои вкусовые качества. Как полагает д-р Уокшоу, в будущем, когда будет установлено регулярное сообщение с Луной, она, вероятно, сыграет немаловаж-ную роль в решении продовольственной проблемы на Земле. В построенных там герметических оранжереях можно будет получать невиданные урожаи многих продовольственных культур, начиная от зелени и фруктов и кончая зерновыми. В свою очередь, доставленный на Землю лунный грунт способен совершить настоящую «зеленую революцию» в сельском хозяйстве.

ЗЕЛЕНЫЙ... БЕЛЫЙ МЕДВЕДЬ

Посетители одного из крупнейших зоопарков мира в Сан-Диего (Калифорния) познакомились г воистину невиданным зверем. Все три белых медведя, живущих здесь, оказались... зелеными.

Дело оставалось загадочным, пока не сделали анализ воды в бассейне, где .проводили немало времени прохладолюбивые звери. Оказалось, что она содержит довольно большое количество азотистых веществ, которые поощряют некоторые виды микроводорослей к бурному росту.

Тогда следы этих водорослей начали искать на поверхности медвежьей шубы. Но безуспешно. Кое-что прояснилось после того, как научные сотрудники Рольф А. Левин из Скриппсовского океанографического института (Ла-Холья, Калифорния) и Филипп Т. Робинсон из Центра зоо-медицины имени Дженнингса (Сан-Диего) провели микроскопическое изучение внутренней полости — пустой трубки, имеющейся внутри каждого медвежьего волоска. Внутри каждого таилась целая колония сине-зеленых водорослей, относящихся к виду афанокапса монтана Крамера.

Теперь зоологам, альгологам (то есть специалистам по водорослям) и химикам предстоит нелегкая задача: не только установить условия, при которых водоросли проникают внутрь волоска, но и выработать средство, которое бы их оттуда выселило. А пока же в зоопарке Сан-Диего паломничество тех, кто хочет полюбоваться зверем, которого прежде в природе никто не видел.

ЗАГАПИИ ПРОЕКТЫ ОТНРЫТИЯ



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?