Вокруг света 1986-11, страница 26

Вокруг света 1986-11, страница 26

жат в спальниках в одной из огромных воронок у края старых каменоломен. Все сегодня сильно устали и спят. В печи, сложенной нами из бутового камня, еще тлеют огоньки. Эта печь здорово выручает дежурных по кухне: и дрова экономит, и вода закипает быстрее, а когда срываются холодные дожди рано пришедшей в этом году в Крым осени, она просто незаменима.

Поднявшись по вырубленным в земле ступенькам на тропу, иду к музейным домикам. Сотрудники дали мне ключи, чтобы я мог поработать в музее — записать в дневник находок обнаруженные за день реликвии подземного гарнизона, просмотреть полевые дневники прошлых поисков в районе, где нам предстоит работать завтра, ознакомиться с воспоминаниями участников обороны.

Сегодня был очень удачный день, и в полевом дневнике появляется такая запись:

«Работали на трех участках. У завала «Обрез», где летом восемьдесят третьего года наша экспедиция извлекла из-под двухметрового слоя грунта винтовочный обрез, который, по всей видимости, относится еще к партизанским действиям девятнадцатого года; вторым местом поиска была соседняя восточная выработка и третьим — завал Главного выхода.

Весь день находок было мало: позеленевшие гильзы, проржавленный четырехгранный штык и подсумок с винтовочными патронами. Решили проверить еще один обвал, мимо ко

торого ходили много раз, считая его неперспективным. Копнули — вдруг лопата наткнулась на останки...»

Мы приоткрыли еще одну страницу аджимушкайской обороны.

Два лейтенанта были раздавлены неожиданным поверхностным взрывом, пробившим пятиметровую толщу камня. Рядом с останками лежали винтовки, гильзы от нагана, два котелка, алюминиевая фляга и граната Ф-1. Осторожно обследовав первые останки, нашли корочки от документа, в них — две справки. Зная, что бумаги легче раскрыть, не повредив, в привычных для них условиях, нежели после того, как они подсохнут и станут хрупкими, решили попробовать.

Нам повезло. Время сохранило эти тонкие, серые, почти невесомые листки. Это были Арматурная карточка (слова «Арматурная карточка» перечеркнуты чернилами и сверху написано: «Вместо аттестата») и Денежный аттестат. Оба документа выданы Буйнакским военным пехотным училищем курсанту Янгуразову Ибрагиму Гусейновичу. Стояла дата: 1 мая 1942 года.

У второго офицера документов не оказалось, но хорошо сохранились петлички от шинели и гимнастерки с тремя «кубарями» и эмблемой танковых войск. Возможно, этот старший лейтенант-танкист был среди тех, кто пришел в каменоломни вместе с подполковником Г. М. Бурминым с завода Войкова в двадцатых числах мая. В кармане шинели лежал небольшой

трофейный пистолет системы «браунинг» и часы, застывшие на четырех минутах двенадцатого.

Мы долго стояли в полутьме выработки над этой могилой, и свет, шедший через образовавшуюся щель, падал на останки двух людей, погибших в темных каменоломнях. И всех нас, наверное, мучил один вопрос: «Кто же ты, старший лейтенант?»

И в этот вечер, и после, оставаясь в кабинете научных сотрудников музея один после рабочего дня, я доставал часы и всматривался в проржавленный циферблат в надежде, что он расскажет подробности того, что произошло в одиннадцать часов утра сорок три года назад...

Далеко не всегда нам попадаются документы, которые можно прочесть как было в этот раз. Во время работы нашей летней экспедиции «Аджи-мушкай-84» в районе, где располагался один из подземных госпиталей, мы открыли захороненные останки красноармейца. В нагрудном кармане оказался спрессованный бумажный прямоугольник — комсомольский билет и красноармейская книжка, однако они были в таком состоянии, что без помощи специалиста в них нельзя было разобрать ни строчки. Документы отправлены в реставрационную лабораторию Государственной библиотеки имени В. И. Ленина. Ответа пока нет. Видно, и специалисты тут бессильны. Но даже если бы мы узнали имя бойца, оставалась бы нерешенной (во всяком случае, пока) загадка, которую задала эта находка:

«СЕГОДНЯ НОЧЬЮ ПЕРЕПРАВЛЯЕМСЯ В КЕРЧЬ»

В летописи Аджимушкайского подземного гарнизона каждый год появляются все новые и новые страницы. Вот одна из них: мы теперь уже точно знаем, кто был капитан Анатолий Семенович Фоминых, дважды упоминаемый в дневнике А. И. Трофименко, найденном в Больших Аджимушкайских каменоломнях в 1944 году и в очерке «Подземная крепость» из книги С. С. Смирнова «Рассказы о неизвестных героях».

После знакомства с этой книгой жена Фоминых, Загурская Вера Кирилловна, написала автору письмо. Мы обнаружили его среди «аджимушкайских» бумаг Сергея Сергеевича, переданных Керченскому музею после кончины писателя. Долго и без-

1 Об этом дневнике подробно рассказывал Арсений Рябикин в очерках «Голос Аджимушкая» и «Письма к живым». См. «Вокруг света» № 3 за 1969 год и № 7 за 1974 год.

успешно искали мы В. К. Загурскую. Но в 1984 году Вера Кирилловна сама приехала в Керчь и рассказала подробно нам о своем муже, написала воспоминания.

Анатолий Семенович родился 12 июля 1915 года в селе Ново-Шуль-ба Семипалатинской области Казахской ССР, русский, член ВКП(б). До войны служил на Дальнем Востоке. В начале 1941 года был демобилизован и приехал в Алма-Ату, работал в райкоме партии (мы получили архивную справку, подтверждающую это).

По словам жены, в декабре 1941 года Анатолий Семенович был отозван в Ташкент на штабные курсы «Выстрел» при Военной академии имени Фрунзе. 26 апреля 1942 года капитан Фоминых А. С. отбыл в Москву для получения назначения и в начале мая 1942 года был направлен на Крымский фронт; позже он стал начальником штаба батальона подземного гарнизона.

В своих воспоминаниях Вера Кирилловна писала: «Письмо от 13 мая

24

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?