Вокруг света 1988-08, страница 39




Вокруг света 1988-08, страница 39

приставу РАшли

Ват- i « • •«г-! г-»ущ*тшттш щи

хту1

ii$i«a гшик

консульство.^

Mi

MAS ^

[.«/•А.* ^

r, S

& fiHofaut, ham*. —^ * ^ ^----

t* xw-f- -

' /О.

W*

at

4 sy,

Береговой прибой не позволяет высадиться [на] бере[г]. Пароход уходит в Императорскую [Гавань]. На обратном пути в Пятницу или в

] зайдем за вами. Никуда не отлучайтесь]. Будьте готовы к посадке. Если [мо]жно соберите у орочей для нашей экспедиции]| коллекции по этнографии. [С]таршина Монгули меня хорошо знает [Н]апомните ему, что я зимой был на Са-[м]арги и стоял в доме Дендибу около [ ] Кичета, и ушел на Хор.

Можно вместо денег дать расписки ~ орочи мне поверят.

Пошлите непременно на р. Самарги одного ороча к Николаю Владимировичу Степанову записку с просьбой отпустить молодого [г]ольда Оненко ко мне переводчиком [ ] на 3—4. Работа есть на три года

[0]ненко пусть приедет на Нахтоху. [Б]удьте здоровы.

Документы из архивного дела «Тихий океан. Записки из бутылок 1910—1914 гг.».

[

1911.

В. АРСЕНЬЕВ

Эта записка адресована ч ленам экспедиции. В письме к М. Е. Жданко В. К. Ар-сеньев возвращается к этой бутылочной записке:

Ваше Превосходительство!

Глубокоуважаемый

Михаил Ефимьевич

Давно собирался я написать Вам, да все как-то не удавалось, несмотря на то, что мысль эту я все время в себе лелеял. Наконец переписка при сем прилагаемая, убедила меня отбросить дела в сторону, взять бумагу и перо и написать это письмо. Я помню, что Вы бросали в различных местах р море бутылки с документами, в которых обозначали широту и долготу. Этим способом Вы хотели выяснить направления движений морских течений. Удалось ли это, т. е. получили ли Вы известия о том, где бутылки были найдены? Одна из таких бутылок, брошенная мною, совершила путешествие в Японию. Зная, что Вас этот вопрос может заинтересовать, я решил сообщить Вам подробности. Дело в том, что 9 Июля 1911 года я поехал на па

роходе «Георгий» в надежде высадиться около мыса «Гиляк» при устье р. Нахтоху Там были члены моей экспедиции: Г-н Десулави (ботаник) и агроном Г. Бутлеров. Сильное волнение в море и резкий ветер со стороны S не позволили мне этого сделать. Так как ветер дул к берегу и волнение шло в том же направлении, я решил написать записку, закупорить ее в бутылку и бросить в море. Так мы и поступили, а затем ушли в Императорскую Гавань и только 14 Июля на обратном пути командир парохода Георгий высадил меня на р. Нахтоху к моим товарищам. Бутылку к берегу не прибило и я забыл об ней. От р. Нахтоху я походным порядком пошел к югу и дошел до р. Тютихэ, два раза вновь побывал на Сихотэ Алине, в верховьях Ви-кина и Имана. Дня три тому назад я получил переписку через Японского Консула и Военного Губернатора. Оказалось, что моя бутыл

ка сплавала в Японию и там была найдена около деревни Хигасито-ри. Таким образом путь ея известен. Представляю переписку как документы в Ваше полное распоряжение.

Пользуюсь случаем и сообщу Вам несколько слов о себе. Я из полка ушел, был в Переселенческом Управлении, а теперь состою чиновником особых поручений VI класса при Приамурском Генерал Губернаторе с окладом в 4800 руб. в год. Государь Император 26 марта 1911 г. приказали в изъятие из закона за прежния заслуги при переходе моем с военной на гражданскую службу сохранить мне военное чинопроизводство. В Петербурге я представился Государю и получил Царский подарок. В настоящее время Генерал Губернатор Гондатти оказывает мне очень широкое содействие и дает полную свободу работать научно.

В Апреле я опять ухожу в экспедицию. Все время при содействии ученых обрабатываю свои материалы литературно; думаю кончить в 1913 году.

Прошу передать мой низкий поклон Вере Александровне. С искренним и глубоким уважением

В. АРСЕНЬЕВ

Ранее эти документы — бутылочная записка и письмо — не были известны. По мнению А. И. Тарасовой, автора монографии о деятельности В. К. Арсеньева, они представляют большой интерес.

Как уже говорилось, дело ГОИНа кончается 1920 годом. Но бутылочная • почта и в последующие годы продолжала верно служить науке. Например, в Северном Ледовитом океане. Однако из-за своей «стеклянной ненадежности» это средство связи несколько трансформировалось. «Бутылку труднее найти, чем деревянный буй, имеющий гораздо большие размеры и закругленную яйцевидную форму. Такой обрубок дерева невольно бросается в глаза человеку, и он, обнаружив необыкновенную находку, осматривает ее, в результате чего извлекает из высверленного в буе гнезда, заткнутого пробкой, стеклянную пробирку с запаянной в ней почтовой открыткой»,— отмечает известный полярный исследователь Я. Я. Гаккель в книге «За четверть века». Он же свидетельствует, что всего советскими экспедициями, преимущественно Арктического института, с 1927 по 1943 год было выброшено для изучения течений около 1200 буев и 700 бутылок. И многие из них поступили в Арктический институт с Новой Земли и других островов советской Арктики, а также из Норвегии, Исландии, Гренландии и с Фарерских островов.

37



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?