Костёр 1969-12, страница 63

Костёр 1969-12, страница 63

^ в/4/ е^гшшшиу

ИРо t2^

СЛОВА-ОТШЕЛЬНИКИ

Возьмите какое-нибудь слово, ну, хотя бы слово «большой». Это — прилагательное. Как вы думаете, со сколькими существительными можно его связать? Большой мальчик и большой чудак. Большое стадо. Большой праздник и большая неприятность. Все может быть большим, также, как все может быть и небольшим или просто маленьким.

Если бы мы взяли другие прилагательные — ну, хоть «печальный» или «рыбий», мы бы тоже без труда подобрали для них уйму подходящих существительных. Печальная история, печальная девочка, печальный случай, печальное происшествие... Рыбий хвост, рыбий клей, рыбий глаз, рыбьи пляски...

Но вот возьмите, например, слово «окладистый». Попробуйте соединить его с существительными, и вы быстро убедитесь, что это прилагательное может быть применено только к одному — к «бороде». «Вошел человек с окладистой рыжей бородой» — отлично! Сразу видно, какая именно борода имеется в виду: широкая, густая, довольно длинная. Но подумайте, что еще на свете может быть удостоено этого названия? Окладистых усов никогда не бывало. Окладистой косы никто нигде не носил. Рощи могут быть густыми, но не окладистыми. Никогда и нигде вы не увидите ни одного окладистого носа.

И вот что любопытно. Слово «окладистый» происходит от слова «оклад». Но и это слово тоже какое-то нелюдимое: оно может относиться только к старинным образам, иконам. Оно значит — особое металлическое, обычно драгоценное, покрытие на иконе. Только на иконе, ни на чем другом. «В музее искусства мы видели много образов в драгоценных окладах». Автомат в алюминиевом окладе не может быть.

Вот и получается, что в русской речи слова обладают способностью соединяться с другими вовсе не в одинаковой степени. Одни ведут себя как компанейские ребята: им все соседи по душе.

А тут же рядом слова-буки, слова-отшельники. Выберет такое слово одного или двух-трех приятелей, а с другими и знаться не желает.

Вот, например, «пристальный». Что может быть пристальным? Да, пожалуй, один только «взгляд»; ну, еще «пристальное внимание».

Беру слово «дремучий». С каким словом можно его соединить, кроме как с «лес»? Боюсь, ничего другого не подыщу.

Правда, иногда в очень свободной речи можно встретить насмешливые выражения: «дремучий дурак», «дремучие мозги». • Но ясно каждому — слово наше в этом случае принимает уже новое, переносное значение.

Можно указать и на другие такие же слова. Что можно «разинуть», кроме рта или пасти? Что может быть названо «перочинным»? Единственно— ножик. Не существует перочинной стамески, перочинной сабли, перочинных ножниц. «Закадычными» бывают только друзья...

Есть слова, у которых была некогда способность соединяться с целым рядом других слов, а постепенно возможности их суживались. Прилагательное «грецкий» лет шестьдесят назад можно было связать с существительными «губка», «собачка» (грецкими собачками называли в народе болонок). Теперь у него осталось только существительное «орех».

61 -

ИимМщ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?