Костёр 1983-03, страница 47

Костёр 1983-03, страница 47

Заслуженные мастера спорта СССР Иван Кизимову

Елена Петушкова и Иван Калита

закутке, кусался, норовил лягнуть. Она пыталась расположить его к себе щедрым угощением, он лакомства выхватывал и — в сторону, словно опасаясь удара. И — дикий злобный взгляд и оскаленные зубы... Пыталась за непослушание наказывать, становилось еще хуже. Тогда решила терпеливо ждать, когда добро и ласка сотрут в памяти животного образ жестокого человека. И добилась своего. Ее дружба с этим великолепным гордым конем продолжалась 16 лет. И чему только они вдвоем за эти годы не научились!

Непосвященным иногда кажется, что спортивные кони в выездке — бездельники: все резвятся да красуются, вот повозить бы им в два этажа груженые телеги! Но это только кажется. Бывает, 15 минут работы — и животное в пене и мыле — так велико напряжение мышц. Выездка развивает у лошадей умение ходить и выполнять около тридцати фигур обязательной программы с изяществом и той удивительной горделивой осанкой, что нас так восхищает. А фигуры— это создающая ощущение по

лета смена ног в галопе, пируэты и грациозное движение вбок с красиво изогнутым корпусом... Каждая смена аллюра должна происходить четко и в то же время плавно. Даже остановиться нельзя как попало: ни в коем случае не «как вкопанный», а мягко и затем замереть на 6 секунд — ни головой, ни хвостом не шелохнуть, даже если жизни нет от мух и слепней. Научиться всему этому лошади очень трудно, и долгий курс спортивной науки проходит вместе с нею спортсмен: ведь это по его незаметным для наблюдателя посылам выполняет она нужные фигуры, подчиняясь ■ им двоим понятным знакам, переходит с аллюра на аллюр. Зрителям кажется, что лошадь все делает сама. А всадник только элегантно сидит на ней в своем элегантном черном фраке.

Лошадиный век короче человеческого. И сейчас в манеже резвится на разминке новый конь Елены Владимировны — молодой вороной, с белой звездочкой во лбу ахалтекинец. Это Абакан, сын Абсента. Великого Абсента, на могиле которого в Казахстане стоит

бронзовый памятник «лошади века». На нем Сергей Филатов стал в Риме первым советским олимпийским чемпионом.

Под высокой кровлей манежа беснуются воробьи. Абакан разогрелся и готов к работе. Елена Владимировна начинает тренировку. Новый конь, с ним все сначала, и взаимное до конца узнавание, и налаживание отношений, и разработка совершенно нового, теперь только Петушковой и Абакану понятного «языка».

0

Несмотря на ранний утренний час, на трибунах все больше и больше зрителей. Чаще всего молодые спортсмены-кон-ники. Но не только молодые, посмотреть, как работает сын Абсента, приходят и «старики».

— Как идет, как идет! Он еще себя покажет, еще как покажет! — Николай Алексеевич Ситько, один из старейших наших конников, готовивший лошадей для парадов Буденного на Красной площади, не отрывает от Абакана глаз. — По красоте другой такой лошади нет. Да и не было. Он самого Абсента на 5 сантиметров выше! Гравюра!

«Гравюра» выгибает лебедем шею, делает пируэт и косит выпуклым глазом в зеркало — они в манеже по всем стенам — поклясться можно, любуется.

— ...А Ляля лошадь чувствует... — Николай Алексеевич когда-то недолго тренировал Петушкову, для него она по-прежнему — Ляля. — Очень чувствует лошадь.

В этом «очень чувствует лошадь» — высшая похвала, какую может услышать конник от конника.

Впереди у старшего научного сотрудника кафедры биохимии МГУ Елены Владимировны Петушковой большой рабочий день: опыты, лекции, работа над статьей... На счету, как всегда, каждая минута, потому из тысячи вопросов, которые хотелось бы задать, вот этот:

— Что хотели бы вы пожелать начинающим спортсменам?

— Любить спорт, а не себя в спорте.

Майя ЧЕРКАШИНА Фото В. Кутырева

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?