Костёр 1989-02, страница 15

Костёр 1989-02, страница 15

— Сама не попадись...

Борька правил посреди протоки. Уреза 1 в темноте не было видно, вода, без морщинки, без складочки, стояла в берегах, как черное зеркало, береговые сосны незаметно переходили в свое отражение, тянулись к отраженным звездам, а временами казалось вдруг, что воды и вовсе нет, бездонный провал, и лодка плывет, невесомо покачиваясь, в межзвездном пространстве.

— Как здорово...— сказала Алена. Она опустила пальцы в воду.— Сверху звезды, снизу звезды... И этой красоты я тоже могла никогда в жизни не увидеть?..

— В Москве такого нет?— сказал Степан, подмигивая Борьке.

— Ой, звезда падает, смотрите!— крикнула Алена, указывая вниз, в воду.— Загадывайте желание, скорее!

— А может, это НЛО на посадку пошел?— сказал Степан.

— Чего?— не понял Борька.

— НЛО. Не слыхал, что ли?

— Не. АНы у нас летают. ИЛы. ТУ садятся.

Степан захохотал.

— Ну ты даешь, Абориген! АНы, ТУ!.. НЛО — неопознанный летающий объект. .

— А чо это?— виновато спросил Борька.

— Космические корабли другой цивилизации. Ну, как бы тебе попроще... Марсиане! Мичман один говорил — он на камчатском рейсе из отпуска возвращался,— так за ними через всю Сибирь летающая тарелка шла... А может, сейчас какие-нибудь трехглазые, с антенной во лбу, кружат вон там и за нами следят. На Алену вот любуются.

— Ты чо!— Борька задрал голову и стал оглядывать ночное небо.

— Очень может быть. Теория есть на Западе: почему мы до сих пор разум во Вселенной не обнаружили — потому что мы у них вроде заповедника, цивилизация в чистом виде. Наблюдают за нами, как мы развиваемся. Диссертацию про нас пишут... А иногда людей крадут для контакта. Вот пойдешь однажды в лес, а там на поляне — тарелка. Тут трехглазые тебя за руки, за ноги — и на Марс. Как представителя земной цивилизации. Будешь на Марсе лекции про нас читать...

— Ты можешь хоть немного помолчать?—досадливо спросила Алена.— Просто молчать и смотреть!

— Вот невидаль,— буркнул Степан.

Впереди перечеркнула небо тетива с берестяными поплавками. Борька заглушил движок, протянул Степану весло.

— Ты табань помаленьку, чтоб бортом не развернуло,— он перелез через ветровой щиток на бак и стал выбирать сеть.

1 Линия соприкосновения поверхности воды с берегом.

Лодку медленно сносило течением. Борька хотел уже крикнуть Степану, чтоб не спал, но лодка вдруг резко качнулась.

— Руки убери,— тихо, зло сказала Алена.

— Ну, чего ты...— забормотал Степан.

— Знала бы, что ты будешь,— ни за что не

поплыла бы.

Борька боялся обернуться, стоял на коленях на баке, чувствуя, как жар заливает лицо...

Обратно шли молча. Степан угрюмо курил. Алена зябко куталась в штормовку. Борька беспомощно переводил глаза с одного на другую.

— Можно, я поведу немножко?— спросила Алена.

— Ага, садись,— Борька уступил ей сиденье и руль.— Левее чуть возьми, там прижимник сильный.

— Что?

— Течение к берегу жмет. Чуешь, сносит... А здесь вправо. Видишь, вода играет, значит, дно

близко, а там чилим 2 — он на глубине растет...

Перед самым носом лодки возник из воды черный сук карчи. Борька автоматически схватил румпель поверх Алениной ладони, выправил. И тут же отдернул руку, будто обжегся. Алена улыбнулась в темноте.

Степан увидел приклад бельгийки под брезентом, вытащил, переломил стволы.

— А патроны есть? Или так, для красоты?

Борька вытащил из кармана патрон. Степан

зарядил, встал в лодке, огляделся. Над черной стеной тайги медленно поднялась птица. Он вскинул ружье, прицелился и выстрелил. Подранок громко, почти по-человечьи вскрикнул, заплескал по воде где-то у берега.

— Зачем?— крикнула Алена.

— Что, жалко? Птичку жалко?

— Живая же,— сказал Борька.

— Сам не стрелял, что ли?

— Так я чтоб съесть. Чо зря бить-то?

На берегу около спящего лагеря стоял командир. Он внимательно посмотрел на Борьку и на Степана, подождал, пока Алена подойдет к нему.

— Думать надо,— резко сказал он.— Хотя бы иногда!

Алена сразу погасла и, опустив голову, побрела к себе.

Степан посидел еще, покурил, играя желваками.

— Ломается, как...— зло сказал он.— Ты извини, я человек простой, грубый. Я с седьмого класса на тракторе, три года на флоте — негде было манерам учиться. Я этих выдрыгиваний не понимаю...— он отшвырнул папиросу и ушел в палатку.

2 Водяной орех.

j

Продолжение следует

%

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?