Пионер 1990-08, страница 52




Пионер 1990-08, страница 52

прозванный Гремучей Бородой из-за длинной бороды, состоявшей из режущих и колющих металлических предметов: ножниц, ножей, штопоров и открывалок, которые страшно гремели.

— Гы-гы-гы! — рассмеялся от радости соскучившийся в одиночестве стражник, и борода его ужасно загремела и засверкала.— Хорошо-то как! Будет кого помучить. Я, знаете, какой злодей, ух ты! Видали мою бороду? В ней все остренькое, специально, чтобы узников мучить. Я, когда сюда служить пришел, был, как все. И не злой вовсе. Поначалу, когда узников мучил, сам мучился. А как во вкус вошел, борода и давай расти. И выросла, моя хорошая, острая да колючая, дремучая да гремучая. Жаль, начистить не успел. Только к парикмахеру собрался, а тут вы на мою бороду... Придется вас за это посильнее помучить.

— А хотите, мы вам бороду почистим?— предложил Луненок.— Вы еще не знаете, как вам повезло! Мои друзья — самые лучшие парикмахеры в мире! Отпилить, откусить... в смысле начистить... лучше их не найдете?

Гремучая Борода гыгыкнул и согласился:

— Ну, давайте, покажите, на что способны. Но, если не понравится, пеняйте на себя. Ох, и мучить буду!

В мгновение ока инструменты откусили, отпилили, отбили все железки. Стражник охнуть не успел, как остался без бороды и даже в лице переменился.

— Ой! Ой! Ой! — закричал он.— Что это мне так легко и весело стало? И вся злость куда-то улетучилась!.. Слушайте, а что мы сидим-то? В городе праздник по случаю окончания рыцарского турнира, а мы скучаем. Пойдем повеселимся вместе с людьми!

Не дожидаясь ответа, бывшая Гремучая Борода выбежал из тюрьмы, забыв обо всем на свете.

— Ура! Свобода! — вскричали инструменты, обнимая Луненка и друг друга.

И вдруг услышали чей-то жалобный плач.

— Кто это?-— вглядывался Луненок в полумрак колокольни.

— Это я, Колокольчик,— услышали друзья из темного угла.

Это был маленький Колокольчик, из тех, что зовут «четвертушками», потому что они отбивают с колоколен каждую четверть часа. Грустный-гру-стный, он лежал на боку, свесив язычок.

— Посмотрите во-о-н туда,— печально попросил Колокольчик, указывая на самый верх колокольни.— Там мой дом. Уже больше месяца, как туда подняли моих папу и маму, а меня забыли, наверно, потому что я очень маленький.

И снова жалобно заплакал, вконец расстрогав Луненка.

— Слышали, железяки?— повернулся он к инструментам, которые вовсе не были такими уж железными.

— Хоть на этот раз не затевай...— затянула было Пила.

Но Молоток решительно прервал ее:

— За дело! Эй! — заорал он свисавшему Крюку, который вяло наблюдал за происходящим.— Давай сюда!

Крюк подумал немного и медленно съехал вниз.

— Чего расшумелись?— буркнул он.— Какие проблемы?

— Бездельник! — напустился на него Молоток— Колокольчика давно к родителям доста

вить надо! Сейчас мы его подцепим, а ты поднимешь.

— Я чего, я всегда пожалуйста,— оправдывался Крюк.— Цепляйте. Я вмиг.

Инструменты подвесили Колокольчик на Крюк, и он взлетел вверх.

Радостно-радостно зазвонили Колокол-папа и Колокол-мама, увидев наконец-то своего «четвертушку».

Все были счастливы, и лишь Луненок почему-то не принимал участия в общем веселье. Ему вдруг так сильно захотелось к своей маме! Захотелось встретить Черепаху, единственную, кто знал, как к ней добраться.

Чтобы скрыть слезы, Луненок отвернулся к окну и приложил руку ко лбу, притворяясь, что изучает окрестности.

— Эй, малыш, что ты там ищешь? — крикнул ему сверху Колокольчик.

— Черепаху,— вздохнул Луненок.— Она одна может помочь мне.

— Черепаху? Подожди-ка немного! — Колокольчик что-то затренькал на ухо отцу.

Колокол-папа внимательно выслушал сынишку, посоветовался с Колоколом-мамой, без звона которой не вставало и не заходило само Солнце, после чего оба родителя зазвонили во весь голос.

Громкий перезвон покатился по улицам и площадям, над домами, холмами и речками, к всеобщему удивлению, потому что это был обычный, а совсем не праздничный день.

— Что случилось, Колокольчик? — закричал оглушенный звоном Луненок.

— Мы ищем твою Черепаху! — отвечал тот.— И найдем ее, обязательно, вот увидишь! Знаешь, какая большая у нас семья!

И действительно, звону Колоколов-родителей ответили колокола окрестностей, бронзовые и железные, а также колокольчики лошадиных упряжек и маленьких церквушек, коровьи ботала и луговые колокольчики, и даже юбки-колокола девочек кивали в ответ, хотя, разумеется, беззвучно. Все дальше и дальше катился громкий, нескончаемый, ликующий перезвон. Самые разные колокола во весь голос передавали друг другу: от городка к городку: «Луненок разыскивает Черепаху! »;

— от деревни к деревне: «Луненок в городе! Он ищет Черепаху!»;

— с холма на холм: «Черепаха! Черепаха! Черепаха! ..»

Это услышал небольшой колокольчик, висевший на шее одной коровы, с которой как раз беседовала Черепаха о том, что она собирается перезимовать в водяной мельнице, полной муки, кормясь которой можно дождаться теплой весны, а затем продолжить путь к Круглому Холму, где живет мама одного Луненка, с которым она, Черепаха, поспорила на кружку молока.

— Цель обнаружена!

Весть вспорхнула на ближайшую церквушку, и церковный колокол передал ее дальше. В конце концов она долетела до колокола сторожевой башни, который послал сообщение на колокольню, где находился Луненок.

— Есть твоя Черепаха! Разговаривает с коровой! — зазвенел Колокольчик, довольный тем, что смог отблагодарить Луненка и его друзей за помощь.— Доброго тебе пути, Луненок!

ОКОНЧАНИЕ В СЛЕДУЮЩЕМ НОМЕРЕ.

58



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?