Техника - молодёжи 1972-01, страница 53




Техника - молодёжи 1972-01, страница 53

г

начала чуг.овище спускалось по руслу высохшей реки, потом начало пробираться заболоченной безжизненной равниной. Даже там, где почвг потверже, массивные лапы утопали больше чем на фут под тяжестью огромного туловища. Время от времени чудовище останавливалось, легко, как птица, по ворачивало голову и оглядывало равнину. В такие минуты оно еще гпубже утоп )ло в трясине, и через пятьдесят миллионов лет люд.!м довольно точно удалось определить по следам продолжительность этих остановок

Зода уже никогда не вернулась в здешчие края; палящее солнце превратило глину в камень. А после накатила лустыня, сокрыла следы под слоем песка. И много после — вослед за армадой угасших пет — сюда пришел Человек.

— Как думаешь, — проревел Бартон, пьпаясь перекрыть шум. — не стал ли прс [рессор Фаулео палеонтологом лишь потому, что имеет привычку играть с пневматическим молотком? Или он пристрастился к молотку, пытаясь расширить традиционные методы палеонтологии?

— Не слышу! — отозвался Дэвис, налегая на лопату с видом заправского работяги Oh поглядел на часы.— Идем, скажем ему, что уже пора обедать. Он неизменно снимает свой хрочометр, когда забавляется со своей проклятой машинкой

— Сей номер не пройдет! — крикнул Бартон,— Он нас давно знает и потому всегда не прочь затянуть работенку минут на деснть-пятнздцать. Но попытка не пытка, давай попробуем. Осточертел этот дьявольский грохот.

Два палеонтолога побросали лопаты и отправились к шефу. Завидя их, профессор выключил перфоратор, наступила тишина, нарушаемая лишь пыхтением компрессора.

— Пора возвращаться в лагерь, профессор, — заговорил Дэвис и небрежным жестом /брал левую руку за спину. — Вы ведь знаете, как сердится повар, если оп 1здыв нот к обеду.

Профессор Фьулер. член Королевской академии наук, обремененный множеством иных высоких званий, безуспешчо пытался стереть с лица коричневую грязь Случайный посетитель на раскопках вряд ли cmoi бы распознать в этом загорелом мускулистом молодце зим.е-президента Палеонтологического общества.

Почти целый месяц прошел в единоборстве с легком, покрывшим окаменелую плоть глиняной равнины. Расчищенный участок в несколько сот футов выгиядег. как моментальная фотогр к >ия прошлого — чуть ли не лучшее из всего известного в палеонтологии. Когда-то в поисках исчезающей воды сюда переселилось множество птиц и зверьков; с тех пор прошло несколько геологических эпох, от этих существ не осталось ничего, но их следы сохранились навсегда. 11очти всякий след может быть распознан, если, разумее-ся, он принадлежит какому-то существу, известному науке. А если нет?

Неведомый зверь весил несколько десятков тонн, и профессор Фпулер азартно крался по его «.леду. предвкушая крупную добычу. Кто знает, может быть, ему и удастся догнать чудовище, в оные времена эта равнина была предательски зыбким болотом, и нет ничего удивительного, если чости неизвестного чудовища покоятся теперь где-нибудь ноподалечу, в западне, которую расставила сама природа

Эпопея раскопок разворачивалась чертовски медпе.. но! Только самый верхний слой расчищали землеройными машинами, все остальное приходилось дел-лъ вручную. У профессора Фаулера было достаточно оснований че доверять никому "невматчческчй молоток; и малейшая ошибка могла ст-дть роковсй.

Экспедиционный «лжип», разбитый на отвратительных местных ухабе х, одглел уже полпути к лагерю, когда Дэвис заговорил о том, чте не давало ему покоя.

— Не очень-то они мие нравятся, наши соседи по долине. А вот почему—не могу объяснить толком. Вряд ли мы мешаем их техническим потугам, так ч* j почтенные господа могли бы нас пригласить к себе хотя бы для приличия.

— А может, это действительно военная лаборатория, — высказал вслух общее мнение Бартон.

- Не цумаю, — мягко возразил профессор Фаулер,— ибо я только что получил приглашение от них Завтра же поеду.

Если это сообщение не произвело впечатление разорвавшейся бомбы, то лишь по той причине, что они слишком хорошо знали друг друга- Несколько секунд Дэвис размышлял над подтверждением своих догадок, а после, слегка откашлявшись, спросил.

— А еще кто-нибудь приглашен?

Намек был настильло прозрачным, что профессор усмехнулся.

— Hei, приглашение адресовано одному мне. Слушайте, парни, я понимаю, как вы сгораете от любопытства, но даю вам честное слово, что знаю не больше вашего. Если завтрг что-нибудь прояснится, я расскажу вам все. А сейчас — самые последние сведения. Я кое-что разведал. По крайней мере, для меня не секрет, кто заправляет этим хозяйством.

Дэвис и Бартон навострили уши.

— Кто' — спросил Бартон. — ПодозревjeTe Комиссию по атомной энергии?

— Вполне возможно, — отвечал профессор. — Во всяком случае, вся история начинается с господ Эчдерсона и Барнсг.

Теперь бомба угодила в цель: Дэвис даже съехал с колеи. Впрочем, если учесть достоинства дороги, последнее обстоятельство не имело ровным счетом никакого значения.

— Эндерсон и Барнс? В этой забытой богом дыре?

— Имеино, — весело подтвердил профессор Фьулер. — Информация получена от самого Барнса. Он высказал сожаление, что не имел возможности встр е-титься со мною раньше, и просил посетить его в ближайшее время.

— Так чем же они занимаются?

— Я уже сказал: мне ничего не известно.

— Барнс и Эндерсон, — задумчиво промолвил Lap-тон.— Ничего не знаю о них, кроме то о, что оба физики. В какой области они подвизаются?

— Крупнейшие специалисты по физике низких тел е-ратур, — отвечал Дэвис. — Эндерсон долгое зремя был директором одной известной лаборатории. Недавно он опубликовал в «Нейчур» несколько статей. Все они, если я не запамятовал, посвящены проблеме гелия-М.

Бартон даже глазом не моргнул: ом терпеть не мог физиков и ничогда не упускал возможности это Пид-черкнуть.

— Не имею ни малейших представлений, что за чудо этот гелий-М. — самодовольно заявил он. — больше того, я вовсе не уверен, ч-о горю желанием что-либо о нем узнать.

То был выпад против Дэвиса который когда-^о — в минуту сгабос-и, как он сам любил выражаться, — даже получил ученую степень по физике. с(Минута» затянулась на несколько лет, пока Дэвис окольными путями наткнулся на палеонтологию, но физика так и осталась первой его "юбовью-

— [елий-ll — разновидность жидкого гелия, существующая только при темлер<л«ре несколько градусов выше абсолютного нуля. Он обладает поистине уди! и-тепьными свойствами, но это никоим образом не объясняет, почему две видных физика вдруг оказйлись в этом укромном уголке планеты.

61



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?