Техника - молодёжи 1996-03, страница 47




Техника - молодёжи 1996-03, страница 47

М Е Ж

д у н

Е Б О М И

ЗЕМЛЕЙ

От брата Лазаря до братьев Бутеноп

История кремлевских курантов насчитывает почти 600 лет. В 1404 г. великий князь московский Василий Дмитриевич пожелал установить в своей резиденции "часомерье". Монах Лазарь Сербии изготовил механизм, который поместили в надстройке одной из небольших "безымянных" башенок Кремля. В 1625 г. английский мастер-универсал Христофор Головей надстроил боевую Фролову башню (ныне Спасскую) шатром и разместил под ним новые куранты. Современному человеку показался бы чрезвычайно странен их циферблат: 17 делений, стрелка почему-то одна... Адело в том, что в допетровской России дневные и ночные часы отмеряли отдельно. Дважды в сутки — с восходом солнца и на закате — часовщик ставил стрелку на ноль. Понятно, что больше 17 часов она отсчитать не могла — именно таковы самые долгие день и ночь на широте Москвы. Минуты же попросту игнорировались.

Кстати, тогда не только конструкция курантов, но и процедура "надзирания" за ними отличались неповторимым своеобразием. Ежегодно 22 декабря "часовой мастер Спасских часов" (такова была его официальная титулатура) облачался в парадные одежды и шел докладывать государю, что день пошел на прибавку, за каковую приятную новость получал 24 золотые монеты. А 22 июня он извещал царя, что солнце повернуло на зиму и дни начнут укорачиваться. Сия печальная весть тоже подлежала премированию — в размере 24 часов отсидки в подземелье...

Всю эту дремучую самобытность прекратил Петр Великий, раз и навсегда введя европейский стандарт (12 дневных часов и 12 ночных) и отменив политику кнута и пряника в отношении часовщиков. В 1706 г. в Россию доставили куранты, изготовленные по спецзаказу в Англии. Но еще долго они лежали в подвалах Грановитой Палаты, и лишь в 1769-м, по приказу Екатерины II, их смонтировали на Спасской башне.

На них все было "по-людски": циферблат с 12 делениями, часовая и минутная стрелки, колокола. Качество работы "аг-лицких" умельцев оказалось превыше всяких похвал: почти век куранты шли практически без единой запинки. В 1852 г. британская фирма "Братья Бутеноп" произвела первый их капитальный ремонт. В том числе научила их петь: теперь четырежды на дню (в 12,15,18 и 21 ч) колокола исполняли "Коль славен наш Господь в Сионе"; еще одна мелодия — "Преображенский марш" — была набрана для государственных торжеств. Однажды случился курьез: в механизме обнаружилась неисправность, устранить ее пригласили немецких мастеров, а те, сделав дело, заодно пошутили — вместо государственного гимна заставили колокола играть начало песенки "Ах, мой милый Августин"... Правда, очень скоро власти заметили тенденциозную подмену, и все вернулось на круги своя.

В октябре 1917 г. куранты сильно пострадали от артобстрелов: повредился механизм, смолкла музыка. Затем, по указанию Ленина, часы восстановили, попутно заменив верноподданнический репертуар на революционный — "Интернационал" и, невесть почему, "Похоронный марш". От последнего, впрочем, в 1932 г. отказались. А пять лет спустя вновь потребовался капитальный ремонт: шестерни и колеса износились, циферблат облупился, колокола стали немилосердно фальшивить. Неполадки были устранены, но вот музыкальное устройство починить не удалось. Повторная попытка спасти его в 1944 г. тоже успеха не имела. Политбюро послушало "Союз нерушимый" в исполнении курантов и повелело от дальнейших потуг отказаться. С тех пор колокола лишь издают известный всему миру благовест да отбивают часы и четверти часа.

Сегодня хозяйство Спасской башни медленно, но верно приходит в упадок. Проведенная в 1974-м реконструкция помогла мало: крепления колоколов и многие узлы механизма обветшали, с циферблата опять облетает позолота...

Но вернемся к летнему времени. Вопрос, волнующий многих читателей, — как будут переведены стрелки курантов, — дал нам повод заглянуть внутрь Спасской башни и познакомиться с этими гигантскими ходиками поближе.

Как они живут

Один из хранителей-часовщиков, по имени Андрей (фамилию не назвал: что поделаешь, госсекретность!), встретил нас у подножия башни и повел наверх по крутой лестнице. Вот и чрево курантов — помещение за старинной железной дверью. Огромные колеса и шестерни, три троса вниз — на них массивные гири, несколько тросов наверх, к колоколам...

— Когда-то приходилось бегать сюда четырежды в день, — говорит наш провожатый. — Я, впрочем, этого не застал — поступил на работу в 1977-м, спустя три года после реконструкции. Теперь уход за часами в основном автоматизирован. В 1974 г. маятник оснастили новой системой стабилизации, срабатывающей по команде с пульта управления.

— А сейчас как часто навещаете свой объект? — спрашиваем мы.

— Раз за сутки, в 8.15 утра, производим техосмотр и заводим все три барабана. Гири массой от 320 до 180 кг поднимает исполнительное устройство с электроприводом через редуктор и электромагнитную муфту. Отсчет четвертей часа заводится за 3,5 мин, собственно ход — 2 мин 20 с, бой — 3 мин. Вручную ручки барабанов пришлось бы крутить минут по 10 — 15, я пробовал. Коррекция хода — автоматическая, по эталонным радиосигналам с атомных часов в 8,12,15 и 18 ч ежесуточно.

— И что, сильно отстают? Или спешат?

— Зависит от сезона. Наиболее точный ход зимой и летом, при стабильных климатических условиях. Тогда погрешность за сутки не превышает 3 — 5 с. Весной и осенью, когда сильны перепады температур, отклонения возрастают до 15 с. Весной обычно спешат, осенью отстают.

Разговор идет на фоне нескончаемого ритмического лязга — куранты "тикают". Но ход гладкий — ни хрипов, ни скрежета. Наши взгляды то и дело задерживаются на толстых трубках, вьющихся по стенам.

— Это маслопроводы, — поясняет Андрей. — Во время реконструкции установили автоматическую централизованную систему смазки. Четырежды в сутки она подает в ходовой механизм фиксированную порцию масла. Его состав специально разработан специалистами НИИ часовой промышленности и НИИ систем смазок. Оно смешанное — синтетическое с примесью постного. Внизу, в распределителе, своя стационарная персистентная система смазки.

..."Да, кстати, здесь о том два слова" (А.С.Пушкин): под помещением, где мы беседовали, расположен распределитель— блок механизма, непосредственно управляющий движением стрелок на циферблате, а выше — колокольня. Сами колокола очень стары. Наиболее крупный отлит в 1769 г., а некоторые из тех, что помельче, звонили над Москвой еще в XVII столетии. Молотки, специально подобранные по весу, приводятся в действие исполнительным механизмом, привод на них — через систему рычагов. Сейчас, напомним, колокола мелодий не играют, хотя до сих пор в бездействующем музыкальном устройстве запрограммирован "Интернационал". Интересуемся, можно ли его "расконсервировать"?

— Ну... команду дадут, людей найдут, деньги заплатят — и ладушки, — усмехается Андрей. — Прежде всего нужны 15 новых колоколов: те 10, что есть, необходимы для боя и в исполнении мелодий участвовать не могут. Словом, тут работа потруднее, чем перевести стрелки вперед или назад.

— Вот мы и подошли к главному. Расскажите, пожалуйста, подробнее, как вы их переведете в ночь с 30 на 31 марта.

— После того как куранты пробьют полночь, мы включим систему блокировки, стопорящую механизм боя четвертей, — о, вот сейчас он как раз пришел в действие...

Сверху доносится знакомый мелодичный перезвон, и почти сразу рядом раздается металлическое стрекотание, от которого закладывает уши. Андрей пытается что-то сказать, но его не слышно...

— Затем, — продолжил он, когда все стихло,— отключим механизм боя, раздающегося каждый час: как вы понимаете, 31 марта отбивать час ночи не понадобится. Потом выведем анкерную вилку из зацепления с анкерным колесом. Последнее освободится и начнет вращаться гораздо быстрее обычного, так что за 5 — 7 мин большая стрелка совершит полный оборот. Чтобы не упустить момента, когда она встанет на ноль, одному из нас придется рукой придерживать вал анкерного колеса, не давая ему слишком "разгоняться".

Когда короткая стрелка займет позицию "1", останется лишь передвинуть длинную на столько делений, сколько минут заняла наша операция, и сверить время на контрольном циферблате внутри башни с эталонными кварцевыми часами. Наконец, вновь введем анкерную вилку в зацепление с анкерным колесом — работа закончена.

...И куранты пойдут как ни в чем не бывало. Через час после полуночи колокола пробьют два ночи. В последний день марта с 00.00 до 01.00 времени в стране не будет. ■

Фото Владимира ЕГОРОВА

X Н И К А - Е ж и 3' 96



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?