Техника - молодёжи 1998-08, страница 33

Техника - молодёжи 1998-08, страница 33

ход!» Спешно разбудили капитана — в 23.42 он уже занял свое место на мостике. Пароход успел чуть-чуть уклониться влево — и...

Условия навигации в ту ночь явно не благоприятствовали гонкам: луны нет, видимость не более 500 м, вода спокойная, но — многочисленные препятствия на пути следования, то бишь ледяные глыбы. И тем не менее «Титаник» — гигантский лайнер длиной 270 м и водоизмещением 46 ООО т — шел на крейсерской скорости 21,5 узла, или 42 км/ч (капитан, в сущности, не столь уж и виноват: его вынудили установить ракорд). Это означает, что расчетный тормозной пробег — до полной остановки — составлял 1,5 км. Айсберг же был замечен, когда до него оставалось около полукилометра — иными словами, корабль не успел бы ни остановиться, ни увернуться от ледяной глыбы.

Таким образом, одна из причин катастрофы несомненна и давно известна — превышение скорости. Но все же удалось слегка изменить курс — айсберг лишь слабенько (праада, шесть раз подряд!) толкнул

нескольких милях к северу от местонахождения «Титаника". Правда, знала о тревожной радиограмме лишь команда лайнера — пассажиры оставались в неведении. Да и зачем, собственно, посвящать их в такие дела? Забота о безопасности судна — дело экипажа во главе с капитаном Смитом. Но почему же после званого обеда тот преспокойно удалился спать, доверив своим офицерам управление кораблем?

сохраняла неподвижность, затем чуть подалась назад, снова встала торчком — и медленно, как бы нехотя, скользнула в пучину. Непотопляемый «Титаник» бесславно погиб от первого же легкого ранения. Из-за ошибок капитана и команды, вызвавших неразбериху, успели спустить на воду 18 из 20 спасательных шлюпок, да и те приняли на борт не 1178, а лишь 705 (по другим данным — 712) из 2227 пассажиров и членов экипажа. Шел третий час ночи...

ОШВАМ?

...Роскошный закат стремительно превратился в ясную безлунную ночь. Многие пассажиры разбрелись по каютам и готовились отойти ко сну. До полуночи оставалось 20 минут, когда пароход вдруг мягко содрогнулся, наткнувшись на что-то твердое. Тотчас раздался тихий неприятный скрежет — и вскоре рокот двигателей затих. Кто-то на палубе крикнул: «Мы налетели на айсберг — вот он!» Справа по борту на фоне звездного неба отчетливо рисовалось нечто бесформенное, пугающе близкое, огромное и черное.

Поначалу никакой паники не было — с чего бы? Ведь «Титаник», разрекламированный на все лады как уникальный, непотопляемый, надежнейший из надежных, попросту не мог затонуть! Так, небольшая аварийная остановка... А по коридорам уже бежали вахтенные — стучали в двери кают первого и второго классов и передавали приказ надеть спасательные жилеты: возможно, придется на какое-то время покинуть пароход, пересев в спасательные лодки... Нет-нет, с собой никакого багажа — только одеться по-зимнему, ночь морозная... Первыми — женщины и дети...

Между тем носовая часть лайнера начала потихоньку погружаться. В первую шлюпку сели 28 человек, хотя вместимость ее составляла 65: офицеры почему-то боялись, что при полной загрузке днище ее проломится. Когда же с левого борта спускали на воду переполненную 18-ю лодку, пассажирам, сидевшим в ней, приходилось руками отталкивать ее от стальной обшивки лайнера — настолько сильно тот накренился на правый борт.

Наконец, все лодки на веслах отошли от парохода. К тому моменту каюты третьего класса уже оказались затоплены — их окна жутковато светились из-под воды, нелепо контрастируя с ярко и почти празднично освещенными палубами, ресторанами, кают-компаниями. каютами первого-второго классов, курительными салонами — словом, всем, что еще не поглотила вода. Но и теперь люди не до конца осознали, что корабль тонет — даже в случае самой серьезной катастрофы ему была гарантирована плавучесть в течение трех суток. На шлюпочной палубе играл регтайм-бзнд — восьмеро музыкантов, как умели, старались приободрить пассажиров...

Внезапно корма резко ушла вверх — пароход встал почти вертикально. В то же мгновение огни на нем погасли. Раздался оглушительный грохот — огромная стальная махина переломилась надвое между третьей и четвертой дымовыми трубами. Еще несколько минут торчащая кверху корма

«ЗАДНИЙ ХОД!»

Прервем исторический экскурс (кстати, составленный не по мотивам фильма, а по опубликованным свидетельствам спасшихся пассажиров «Титаника») и вернемся к самому началу катастрофы. Точнее, к тому моменту (23.40), когда впередсмотрящий Фредерик Флит позвонил на капитанский мостик и доложил: «Айсберг справа по борту!» Старший офицер Уильям Мердок, замещавший капитана Смита, тут же дал лево руля и телеграфировал в машинное отделение: «Задний

< Июль 1986-го. Батискаф Алаин» под командованием Роберта Бэлларда достиг остатков «Титаника».

Подводные роботы батискафа «Алвин» исследуют погибший пароход.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?