Техника - молодёжи 2003-11, страница 47

Техника - молодёжи 2003-11, страница 47

— Вай. красавица, куда так спэшиш. а?

Один отлип от стены, перегородил проход к лестнице и вроде бы шутливо раскинул руки в стороны. Второй аккуратно, двумя пальцами ухватил Иришу за ремешок сумочки.

— Зачем спэшиш9 Бэжиш, ничего нэ замэчаеш..

— Извините, — Ириша попыталась освободиться, потянула за ремень. — Мне домой надо.

— Ну, зачем тэбэ домой?

— Мама ждет.

По спине побежали предательские мурашки. Что за идиотский разговор! Надо развернуться и бежать

— Мама тэбя не должна одну пускать. Ты очень красивая. А если отпустила значит — ты уже взрослая дэвушка, можэш сама рэшать с кем тебе быть. Хочэш с нами? Поедем, возьмем вина, фрукты, сегодня такая ночь!

— Пустите, мне правда домой надо.

Ириша повела плечом, вырвала таки ремешок, дернулась, но тут крепкая, злая рука ухватила ее за локоть.

— Ай, красавица, сладкая, куда ты бэжишь? Нэт, тэперь с нами пойдем...

— Да отстаньте вы, ну... Пусти меня!

Дикий гогот, ничем не прикрытое глумление над ужасом беззащитной жертвы

— Будэш ласковая дэвушка, домой на большой машине привэзем, денег дадим. ..

Ее потянули за руку. Больно, без всякой жалости. Рукав треснул, повис на немногих уцелевших ниточках... Ириша чуть не заплакала.

— Пустите!!! А-а-а!!

— Господа, девушка не хочет с вами идти!

Тишина. Лишь где-то наверху неумолчно шуршит шинами вечное Садовое Кольцо, и гудит, как растревоженная муха, лампа над головой

На звук негромкого, в общем, голоса обернулись все. Даже Ириша.

В дальнем конце перехода стоял молодой парень, среднего роста, с какой-то странной отрешенностью на лице. На троицу он смотрел с удивительной смесью интереса и брезгливости, словно искушенный зритель на новомодном маргинальном спектакле. Ирише он незаметно подмигнул,

— Ой, — главный из иришкиных обидчиков, гот, что загораживал проход на лестницу, глумливо рассмеялся — Такой ма-лодой, и уже хочэт имэт много проблем. Зачэм, дарагой? Лучше иди своей дорогой куда шел, и не мэшай нам. да? Ты дэ-лаешь свое дэло, ми — свое, и никто никому не мэшает. Хорошо?

Третий, до сих пор молчавший, пробормотал что-то неразборчивое, набычившись, мерил взглядом незнакомца.

Ириша даже боялась дышать. Хватит ли у этого парня смелости пойти дальше? Может, просто шел мимо, поддался на искушение, решил помочь девушке, а теперь также решит, что не стоит связываться9

Только бы он не ушел Только бы не ушел

Парень стоял молча не двигаясь.

— Слушай, иди, нэ стой, да? — уже резче сказал главарь. —

А нэ то...

Договорить он не успел.

Медленно, будто в дешевом кино, парень пошел вперед и, не дойдя каких-то десяти шагов, достал из-за пояса большой черный пистолет. Методично, но быстро, глядя в глаза главному, снял с предохранителя, передернул затвор. Потом направил ствол в ногу второго и так же негромко повторил:

— Она не хочет идти с вами! Я думаю, стоит ее отпустить.

Троица оцепенела Главарь вполголоса выругался, что-то

про «рэ-эзать», но Ириша уже высвободилась и юркнула за спину неожиданному спасителю. Всхлипнула. Потом еще раз.

— И что тэпер? — не предвещающим ничего хорошего голосом спросил главный.

— А теперь все встали лицом к стене и широко расставили ноги

Лицо у главаря пошло красными пятнами Незнакомец спокойно продолжал-

— Если кто-нибудь захочет почесаться — не советую. Я услышу шум и решу, что кто-то из вас подумывает о возмездии Обернуться я всегда успею. Времени на это требуется мень

ше, чем броситься мне на спину из такой неудобной позы. Чтобы меня не смогли обвинить в превышении пределов необходимой обороны, я буду стрелять в коленную чашечку. С такого расстояния я не промахнусь, а вы вы вряд ли потом сможете ходить без костылей.

Как ловили машину, как незнакомец сажал ее на заднее сидение, как пытался выспросить адрес, Ириша не запомнила. Она просто разрыдалась, закрыв лицо ладонями. Незнакомец гладил ее по голове, шептал что-то успокоительное. Ириша прижалась мокрой щекой к теплой коже его куртки и вполголоса, так, чтобы не слышал водитель, спросила:

— Ты кто?

Он улыбнулся.

— Прекрасный вопрос Я Денис.

Ириша смутилась, потом тоже улыбнулась

— Я не это имела в виду

— Знаю. Это не важно А тебя как зовут?

— Ирина. Ира.

— Тогда скажи Ириша, куда нам ехать, а то мы скоро на второй круг по Кольцу пойдем.

Иришей ее звала только мама, ну и она сама. В дневнике.

— Ты меня проводишь? — со страхом, что все кончится так быстро, и надеждой спросила она.

Денис мягко коснулся завитка ее волос, убрал с лица:

— А ты как думаешь9 Конечно. J

ВЫСШАЯ МЕРА

— ...рассмотрев все материалы данного дела, чрезвычайная коллегия Право-суда Федерации постановила: признать подсудимого Яна Марию Горовитца виновным по следующим статьям Единого кодекса — 217-й, «незаконное вторжение в частную собственность» 349-й, «создание угрозы жизни гражданину Федерации», и 352-й, «покушение на убийство первой степени». Подсудимый приговаривается...

Эффектная пауза.

Напряжение в зале суда достигло предела. Все застыло вместе с молотком судебного исполнителя. Ни единого движения и почти полная тишина, словно все одновременно затаили дыхание. Лишь чуть слышно гудят кондиционеры

— ...к высшей мере наказания! Приговор окончательный и обжалованию не подлежит Управлению наказаний привести приговор в исполнение в течение девяноста шести часов.

Бум!

— Дело закрыто.

Молоток исполнителя все-таки упал, заставив вздрогнуть почти всех. И вместе с ним рухнул на скамью осужденный — теперь уже не подсудимый, а осужденный, — закрыл лицо руками и что-то невнятно забормотал. Многим в зале показалось — молился. .

— Ну, и что же Вам в итоге от меня нужно9

— О, господин директор, ничего такого сверх вы меня понимаете? Уже пять лет как введен Единый кодекс, в свое время он подавался, как самый гуманный. С тех пор к высшей мере приговаривали, дайте-ка посмотреть... — репортер сверился с записями, — девятнадцать раз. Дальнейшая судьба осужденных никому не известна: где они, что с ними, как выглядит место исполнения приговора? Этот Ваш Изолятор . Люди имеют право знать, Вы не находите, господин директор9 Зрители нашего канала будут удовлетворены, если Вы просто

— У вас, головизионщиков, все просто. Запаянные карточки «пресса», осветители, камеры, рыскающие из стороны в сторону... а потом в эфир выходит такой материал, что наверху хватаются за голову и кое-кому приходится распроститься с насиженными местечками...

— Мы все понимаем, господин директор! И ни в коем случае не собираемся выпускать сырой материал, без Вашего одобрения. Зато — представьте! — какой это будет наглядный пример для тех, кто уже сейчас готовится совершить подобное преступление! В случае с Горовитцем жертва выжила, а если в следующий раз реанимационная бригада просто не успеет? Что тогда? Подумайте, сколько жизней мы с Вами можем спасти одной только получасовой передачей!

Т Е X Н И К А- М О Л О Д Е Ж И 1 1 2 0 0 3

45

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?