Вокруг света 1967-03, страница 5

Вокруг света 1967-03, страница 5

деления молодых специалистов химфака университета появилось название «Институт океанологии». Буквально через несколько часов я уже беседовал со своим будущим научным руководителем Семеном Владимировичем Бруевичем. И в тот же год я попал на «Витязь», отправлявшийся в Индийский океана

А последняя точка в статье была поставлена поч ти через год после того, как «Витязь» пришварто вался в одесском порту.

...В этой статье, подписанной тремя авторами было всего семь страниц.

С тех пор я участвовал в четырех экспедициях «Витязя». Но самый памятный для меня день плаваний — это день, когда я с товарищами «добывал» со дна Яванской впадины первую страницу своей первой научной статьи.

...Стоит жара, которая так раскалила деревянную палубу, что на нее невозможно ступить босыми ногами. Штиль, ни дуновения ветерка. Зеркальную гладь океана лишь изредка вспарывают небольшие стаи летучих рыбок. Разогнавшись под водой, они пролетают несколько десятков метров и вновь скрываются...

Хочется одного — забраться куда-нибудь в тень. Но весь наш отряд на палубе, у правого борта.

Мы очень волнуемся. Еще бы, под нами семикилометровая глубина Яванской впадины!

Почти с благоговением приступаем к работе... За штурвалом лебедки — геолог Толя Мошкин. Пожалуй, никто не мог так мягко поднять огромный двухсотлитровый батометр с палубы и без рывков опустить его за борт. (Батометр — это широкая, со множеством приспособлений и механизмов стальная труба для забора воды из глубин океана.)

Евгений Михайлович вполголоса, волнуясь как и все мы, подает команды:

— Вира помалу, помалу вира! Стоп! Вира!

Наконец батометр выведен за борт и висит над водой. Евгений Михайлович дожидается момента, когда судно накреняется вправо, и резко командует: «Майна, быстро», — и, пока судно не качнуло в противоположном направлении, Толя Мошкин должен успеть погрузить стальную трубу в воду, иначе она с колоссальной силой ударит в борт... И — о последствиях лучше тогда не говорить.

Но вот батометр входит в воду, теперь новые тревоги — каждую минуту мы опасаемся, что оборвется трос, что заест крышки — и батометр вернется к нам пустым, что... Да мало ли что может случиться с нашим батометром в глубинах нептуньего царства. По еще не забытой студенческой привычке мы на все лады ругаем батометр — лишь бы он не «завалился» на этом подводном экзамене.

Наконец батометр вынырнул из волн...

Все участники экспедиции сбежались посмотреть на наше бурное ликование и на глубинную водичку, впервые в таком количестве — двести литров — поднятую на борт. Батометр оказался «героем дня». Радостных радиохимиков, сгрудившихся у батометра, фотографировали непрерывно.

Но добыть воду из неведомых науке глубин — это только первые строчки первой страницы исследования. Теперь надо выделить из воды строн-ций-90—один из наиболее опасных радиоактивных изотопов. И пошли месяцы сложнейшей работы. Лабораторный стол — палуба. Мы колдовали над огромными баками-отстойниками, колдовали и в тропическую жару и 'под ударами ветра. Лишь к концу плавания первая страница нашей статьи «Стронций-90 в глубинных водах Индийского океана» была вчерне готова.

Фото В. НАРЦИССОВА и С. ПАНФИЛОВОЙ

3

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?