Вокруг света 1968-11, страница 20

Вокруг света 1968-11, страница 20

сто лет. Те, кто создает для будущего, ради будущего, награждены надеждой; мы создавали будущее для прошлого — и нам досталась уверенность в пользе своего дела, ибо прожитый человечеством век— очень важный в истории Земли, и мы это знаем. Рекуэрдос жил при капитализме. Столетие, что легло между нами, знало острую социальную борьбу и социальные катаклизмы. Но мы-то живем в другом мире. Коммунизм — это же не просто иной социальный строй. Мы увидели планету в расцвете. Ведь это достаточная награда за наше мужество, не так ли, Доменик?

...Непомерно тяжелая на вид капля, отливая ртутным блеском, поднялась с дальнего края поля и пошла вверх, стремительно наращивая скорость. Все.

И безжизненная белизна экрана.

А затем раздался детский смех.

— Да это же просто воздушные шарики! — в восторге кричал какой-то мальчишка.

— Не нужно смеяться, малыш,— проговорил совсем еще молодой человек с голубоватым лицом, какое бывает только у людей, которые родились в космосе.

Он включил двигатель своего ле-витра, и легкая скорлупка взмыла вверх, в утреннее фиалковое небо. Он опустился прямо на вершину белой полусферы, растворенной на юг, словно ворота из слоновой кости, через которые, как верили древние, приходят вещие сны.

Он посмотрел вокруг себя и увидел тысячи людей, которые стояли, сидели на траве или висели в воздухе на своих крошечных, чуть слышно жужжащих корабликах. Тысячи людей, которые собрались сюда для того, чтобы вместе с Мануэлем Рекуэрдосом, сквозь его невидимую Машину, посмотреть на дивный мираж, одинаково непохожий и на картину прошлого и на отражение настоящего.

Они его увидели, и светлая сказка, рассказанная три века назад о грядущем, об их мире, показалась им ожившим рисунком доброго ребенка.

И тогда человек, родившийся в космосе, заговорил.

— Не надо смеяться, малыш, — сказал он, и голос его был одинаково четко слышен и у подножия холма и даже самым дальним корабликам, висевшим в трех милях от Пальма-да-Бало. — Да, эти изображения, выполненные ровно триста лет назад, чем-то напоминают летающие велосипеды,

которыми населяли мир будущего мечтатели времен Уэллса и Жюля Верна. И все-таки мы решили, что Мануэль Рекуэрдос должен увидеть именно эти наивные картинки, а не те межзвездные корабли, которые в действительности поднимаются сейчас с наших стартовых площадок. Разумеется, нам пришлось бы ограничиться показом стереофильма, потому что никому, кроме мечтателя далекого прошлого, не пришло бы в голову расположить современный космодром на острове, лежащем в самом густозаселенном море. Но не в том суть. Мы сохранили в целости миражи Неттлтона и Сэами не потому, что они были доступнее и понятнее для Рекуэрдоса, чем техника наших дней, работающая на принципах, непредставимых для Рекуэрдоса и его современников. Мы сделали это из уважения к воле и мужеству людей, которые даже перед лицом надвигающейся гибели смогли создать прекрасные сказки, сказки для безвозвратно ушедшего века, для людей, которые уже умерли...

Рекуэрдос не был великим ученым — честно говоря, он был

ДВЕ НЕДЕЛИ НА ВОЗДУШНОМ ШАРЕ... Френсис Брентон, химик из Ливерпуля, все подсчитал точно... Направление и скорость воздушных течений, объем гелия, который заполнит оболочку воздушного шара, вес снаряжения и запасов еды. И, взвесив все, пришел к выводу, что его шар, взяв старт на одном из Канарских островов, совершит перелет через Атлантический океан и приземлится на Багамах ровно через четырнадцать дней.

...Никто еще не совершал перелет через Атлантику в корзине воздушного шара — такого проекта не было даже в ту пору, когда для путешествия под облаками шар был единственным средством. Лондонская «Дейли экспресс» преподнесла проект Френсиса Брайтона как сенсацию дня. Но надо думать, что нашлись люди, встретившие это сообщение без тени удивления, — те, кому имя Френсиса Брентона попадалось в газетах и раньше. Семь лет назад Брентон провел в океане пятьдесят три дня, пытаясь на крошечном плрту, отплыв с тех же самых Канарских островов, обогнуть Африку и достичь западных берегов Индии... Пять лет спустя, на сто двадцать восьмой день путешествия через

просто талантливым и отчаянно везучим экспериментатором-интуи-тивистом. Мы никогда не узнаем, каким образом он открыл закон движения во времени — он погиб так быстро и так неожиданно, что не успел рассказать ни того, что было им сделано, ни того, что было задумано. Скорее всего, это открытие было чисто случайным и вытекало из какой-нибудь ошибки эксперимента. Но так или иначе — остров, на котором был поставлен этот небывалый опыт, все чаще стали связывать с именем погибшего ученого. Как будто сами собой пришли и остались в обиходе названия — павильон Рекуэрдоса, холм Рекуэрдоса, институт Рекуэрдоса и, наконец, остров Рекуэрдоса. Шесть рисунков, которые он сделал, пока был способен держать в руке карандаш, убедили человечество в реальном существовании такого будущего, каким его увидел Рекуэрдос. Но тогда перед футурологами встала новая проблема.

Будущее так же единственно и неизменимо, как и прошлое. Но не таково виденье этого будущего. Ведь если бы повторный запуск

Атлантический океан в скорлупке-каноэ, Брентон едва не погиб во время шторма, но был спасен моряками проходившего поблизости судна... Теперь он строит огромный воздушный шар, готовясь в ближайшие месяцы начать свое новое путешествие...

...Путешествие, в которое он не берет... ни капли воды. Журналистам Брентон заявил: «Каждый может обойтись без питьевой воды во время длительного путешествия по морю. Влажность океана вызывает в организме процесс, обратный жажде, притупляет ее — поэтому человек в океане может лишить себя питья на некоторое время. Нужна лишь воля. Я знаю случаи, когда потерпевшие кораблекрушение много дней — больше, чем две недели, — обходились без пресной воды и оставались живы...»

Нет среди снаряжения, запланированного Брентоном, и секстанта. Он уверен, что рассчитал направление воздушных потоков на разных высотах настолько точно, что доберется до места посадки и без ежедневного определения координат...

...Без воды и, по сути дела, вслепую? Но, как утверждают, Френсис Брентон твердо верит в успех. Впрочем, когда он под-

18

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?