Вокруг света 1974-12, страница 58

Вокруг света 1974-12, страница 58

Не только причастностью к истории французской королевской династии славится городок Сен-Жан-де-Люз. Он попал и в список городов, которые дали миру великих композиторов. В этом доме, например, родился Морис Равель...

ритцеа дебакатуа» («в блаид, то есть пелоту, играть запрещается»). Этот запрет восходит ко временам расцвета национальной игры. Цель его заключалась в сохранении традиций «ребо» — древней и очень сложной игры, требовавшей немалой проворности и силы, по правилам которой игроки перекидывались мячом, а не швыряли его в стенку, как того требует «блаид».

В пелоту играют на любой открытой площадке, на любом квадратном пятачке утрамбованной или покрытой цементом земли. Размеры площадок могут быть различными, но одна из сторон точь-в-точь по длине стены — «фронтона».

Пелотари, игроки в пелоту, одетые в черное и подпоясанные цветными поясами, — подлинные национальные герои басков. Кисти рук — мозолистые, натруженные, ибо больше всего ценится тот пелотари, который

играет «а main пые» — «голой рукой». Впрочем, мяч после отскока летит с огромной силой, и большинство игроков стараются смягчить удар кожаной перчаткой. А с 1857 года стали применять «шистеру» — изобретение Гантчики Харотча из Сен-Пе-сюр-Нивель, — нечто вроде продолговатого желоба, сплетенного из ивовых прутьев. По словам люзьенца Шимона Харана, многократного чемпиона мира по игре в пелоту «голой рукой», в размерах «шистеры» всегда задавали тон чемпионы: чувствуя, что силы у них убавляется, они стремились компенсировать физическую слабость за счет увеличения длины перчатки, что умножает силу броска. Однако здесь есть ограничение: «шисте-ра» не должна превышать расстояния от кисти опущенной руки игрока до земли.

По общему мнению, пелота никогда не исчезнет из жизни басков, но классический вариант игры все более вытесняется ее разновидностью — «сеста-пун-той»: в нее играют большой «ши-стерой», стена обязательно слева, а мячик — цельнолитой, из резины. «Сеста-пунта» более живописна, чем пелота, и ценится главным образом иностранцами. (Кстати, «иностранцем» в Сен-

Почти в каждом квартале есть свой кабачок. Некоторые побольше, как «Бар Кита», некоторые совсем маленькие, как это бистро «У Педро». Здесь можно отдохнуть после работы и можно скоротать длинные вечера мертвого зимнего сезона за старинной и весьма сложной карточной игрой «мусс», пришедшей в Лабурд из Испании.

Жан-де-Люзе считается любой пришлый, даже житель Байонны, не говоря уже об обитателях Бордо и Парижа.)

...КАК СТАЛИ МОРЯКАМИ...

«История с неопровержимой ясностью доказывает, что приблизительно во времена позднего средневековья, и уж по крайней мере в эпоху Возрождения, баскский народ начал покидать родные места», — рассказывал мне каноник Нарбэц из епископства Байонны, заканчивающий труд по истории Наварры «Утро басков».

Как могла прийти к баскам эта идея? Прежде всего они «откры ли» для себя море, поняли, что оно может стать пособником бегства. Долгое время этот пастушеский народ почти не имел

56

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?