Вокруг света 1974-12, страница 55

Вокруг света 1974-12, страница 55

ЗАГАЛНИ ГРСЕНТЫ ОТКРЫТИЯ

где среди множества других мелких компаний ютилась и «Санъай боэки». Через огромные, до потолка, стекла, разукрашенные цветными рекламными надписями: «Асахи сэймэй» принесет свет любви в вашу семью», «Асахи сэймэй» обеспечит будущее ваших детей», Такэда старался разглядеть, есть ли кто в конторе — секретарше он предоставил отпуск перед отъездом на Филиппины. Наконец он решился: в контору нужно было попасть во что бы то ни стало — там оставались деньги и револьвер, столь необходимые сейчас.

Такэда извлек из сейфа чемо-данчик-«атташе», раскрыл: заклеенные банковскими бандеролями пачки долларов, дорожные чеки, еще один паспорт, авиабилеты, револьвер — все на месте. Он провернул барабан револьвера — в гнездах тускло блеснули пули.

Вдруг скрипнула дверь. Кидаясь на пол, Такэда выстрелил. Он стрелял, пока в револьвере не кончились патроны. Потом подкрался к изрешеченной двери, рванул ее — на лестничной площадке пусто, только из соседних контор выглядывали испуганные люди. Такэда плотно притворил дверь, придвинул к ней свой стол, взгромоздил поверх стол секретарши, поставил на него кресла и сел на пол в углу комнаты. Набил барабан револьвера патронами, прицелился в сторону баррикады и стал ждать.

Вызванные соседями санитары извлекли Такэду из комнаты на следующий день. Они смогли сделать это лишь после того, как Такэда расстрелял все патроны.

За окнами сгустились сумерки. Такэда задернул шторы. В палате вспыхнул белый люминесцентный свет.

— Вот и все, — тихо сказал Такэда. Помолчал. И снова: — Вот и все... — Затем еще тише: — Вы видели когда-нибудь Имельду Маркое?

— Жену президента Филиппин? Видел на фотографиях. Очаровательная женщина. Звание первой красавицы мира ей присвоили по праву.

— Спасибо. Дело в том, что Имель-да — моя жена.

— Простите, но кем же тогда доводится ей президент?

— Президент Филиппин — это я.

Я оторопело уставился на Такэду. Может, он подшучивает надо мной? Нет. Во взгляде черных, чуть навыкате глаз не мелькнула и искорка насмешки.

Мгновенно рассовал я по карманам блокноты, сигареты, зажигалку. Стараясь максимально сократить ритуал прощания, отвешивал Такэде поклоны уже на пути к двери. Закрывая ее за собой, в последний раз посмотрел на недвижную белую фигуру, почти неразличимую в снежной белизне палаты. По смуглому лицу, четко обозначавшемуся на фоне крахмально-сте-рильных оконных штор, скользнула хитрая улыбка. Хотя, возможно, мне это почудилось.

ЧЕРЕПАХА ДОГОНЯЕТ ОСТРОВ

Все семейство черепах издревле славится своим упорством. Еще Эзоп описал черепаху, которая побила зайца лишь благодаря неуклонности своего передвижения.

Среди потомков этого басенного животного есть «зеленая разновидность», известная под научным именем хелония мидас. Ее представители живут на северном побережье Бразилии. А выводить потомство они отправляются на острою Вознесения, лежащий в Атлантическом океане ни много ни мало в двух тысячах километрах от Бразилии. Не ближний путь и всего лишь затем, чтобы отложить несколько яиц и сразу отправиться обратно... Смысл?

Загадку решили объединенными силами доктора наук Арчи Карр из университета штата Флорида и Патрик Дж. Коулман из университета Западной Австралии.

Дело, как оказалось, в следующем. Хелония мидас питается водорослями, которые она легко находит на малых морских глубинах у берегов Бразилии. Однако, чтобы закопать яйца, ей нужен голый песчаный пляж, которого поблизости нет. Кроме того, для этой цели ей предпочтительней остров, а не материк: на малой суше, окруженной водой, меньше вероятность вмешательства хищников, которые не замедлят полакомиться беззащитным потомством.

«Всего лишь» 100 миллионов лет назад, в конце мелового периода, когда, судя по всему, у черепахи только что начинала складываться такая привычка к перемене мест, вблизи бразильских северных берегов существовало немало подходящих островов. Северо-восток Южной Америки представлял тогда собой беоег залива, которому еще только предстояло расшириться и превратиться в Атлантический океан. В те времена странствия хелонии еще не были столь изнурительны, как ныне.

По мере раздвижения Ат\анти-ческой щели, согласно гипотезе дрейфа континентов, эти острова уходили все дальше и дальше в открытое море. Из недр Средин-но-Атлантического подводного хребта, от которого в обе стороны раздвигалась земная кора, там и сям вздымался столб глубинной материи, превращавшийся в новый вулканический остров.

Этот остров вместе со своей

сверстницей — молодой земной корой медленно, но верно «отъезжал», уступая место все новым островам-вулканам. Старея, они постепенно погружались в морские пучины. Так что наблюдателю, постоявшему на бразильском пляже, скажем, миллион-другой лет, было бы видно, как острова шествуют все дальше в откоытый океан и постепенно тонут в нем.

А черепахи, не находя старых ближних островов, разделивших судьбу града Китежа, мало-помалу привыкали гнездиться все дальше. Те особи, что доплывали в далекие края, выводили потомство, а остальные — нет. Дарвиновский механизм естественного отбора поощрял упорных, выносливых и умеющих находить путь среди волн.

Вот так на стыке весьма далеких друг от друга наук — геофизики и биологии — ученые с двух далеких континентов — Австралии и Америки — решили загадку далекого странствия черепахи.

ЗЕМЛЯ: «ОТТЕПЕЛИ» И «ЗАМОРОЗКИ»

В ледяном панцире Антарктиды советские ученые пробурили скважину глубиной свыше тысячи метров. Для современной науки лед — это та же книга: ископаемая толща формировалась в течение нескольких десятков тысячелетий, и в наслоениях льда отразились все долговременные температурные колебания климата Антарктиды. «Дневник природы» удалось прочесть с помощью изотопного анализа. Установлено, что 14 тысяч лет назад в Антарктиде началось резкое потепление. Четыре тысячелетия спустя климат стабилизировался. Однако в интервале 9—6 тысяч лет назад произошло новое потепление. Еще через два тысячелетия климат сильно похолодал, и это похолодание длилось около десяти веков. Затем климат снова смягчился, пока во втором веке новой эры не накатила очередная волна холода, которая спала в VII веке н. э. Сопоставление температурных колебаний в Антарктиде с данными по северному полушарию свидетельствует о синхронности климатических изменений. Наша планета попеременно переживает то «оттепель», то «заморозки», и каждое такое климатическое изменение длится по нескольку веков, а то и тысячелетий.

53

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?