Вокруг света 1976-08, страница 2




Вокруг света 1976-08, страница 2

BETA

Ns 8 АВГУСТ 1976

Журнал основан в 1861 году

ысота в две тысячи мет-оов, на которой находил-L-J ся Большой Телескоп Специальной астрофизической обсерватории, сказывалась. С непривычки побаливала голова, тяжелее дышалось. Хотя уже вовсю кипела весна и в долинах начинали сев, здесь еще лежал снег. Погода менялась непрерывно. С утра над горами висели плотные облака, к обеду они спустились, и работавшим здесь людям отнюдь не умозрительно пришлось повитать в облаках.

Два молодых астронома, проходивших в обсерватории преддипломную практику, признались мне, что, выйдя из башни, они едва не потерялись в густом облачном заряде. Не зная, в какую сторону идти, ребята долго стояли, боясь двинуться с места, пока не подбежала рыженькая знакомая собачонка, которая и вывела их к жилью.

Ближе к вечеру облачные волны были так велики, что казалось, стоит густой туман. Изредка в просветах его возникала серебристая, будто потерявшая вес огромная башня. Я подумал, что астрономы, отдыхая сейчас, как обычно, перед ночным дежурством, наверное, волнуются, глядя на эту хмарь. Не случайно погоду на ночь здесь не любят предсказывать; обычно говорят, что может быть всякое...

И все-таки место для БТА — как все называют Большой Телескоп Азимутальный — было выбрано именно в горах Северного Кавказа. Перед самым заходом солнца облачность пометалась, как застигнутая врасплох птица, но в конце концов сдалась, смиренно улеглась у ног, заполнив долины белой всклокоченной пеной. Остроконечные, заснеженные вершины гор поднялись из пелены, как из застывшего океана, придав пейзажу какую-то неземную, космическую отрешенность. И башня, стоя в одиночестве, выделяясь осмысленностью форм, казалась автоматической станцией, только что опустившейся на далекую планету. В тишине был слышен приглушенный рокот не смолкающих ни на минуту вентиляторов, которые охлаждали воздух внутри сооружения. Делалось это для того, чтобы огромное шестиметровое зеркало телескопа

не деформировалось от теплового удара. Как я узнал, перепад температур его поверхности и воздуха не должен был во время наблюдений превышать десяти градусов, и правило это неукоснительно соблюдалось.

В семь часов вечера за мной в гостиницу зашел Иван Михеевич

В. ОРЛОВ, наш спец. корр. Фото автора

ЗВЕЗДНАЯ ВАХТА

Копылов, директор САО, который собирался провести ночь в башне.

Дорога от гостиницы сначала шла вниз, затем поднималась, и башня телескопа с приближением к ней начинала напоминать храм...

— Не торопитесь, сбавьте шаг, — сказал Копылов, услышав мое учащенное дыхание. — Успеем. В первые дни на высоте всегда так.

Сумерки быстро сгущались, небо темнело, виднелись крупные яркие звезды, и это, очевидно, радовало Ивана Михеевича, настраивало на благодушный лад. «Чудная будет ночка», — довольно сказал он.

Забрало на башне было полностью открыто. Огромное кольцо, державшее кабину астронома, напоминало циклопический глаз, выглядывающий/ из сумеречной глубины. Я вспомнил дневное путешествие по этажам БТА и

сказал, что больше всего меня поразила простота конструкции телескопа. Схема как в школьном учебнике. В основе вогнутое зеркало, и больше ничего.

— Простота, говорите, — усмехнулся Копылов. — Схема-то, конечно, может быть, и проста. Только, пожалуй, это самая сложная, самая современная конструкция телескопа в мире...

Мы остановились передохнуть, и Копылов, которого, видно, задело мое непрофессиональное суждение, продолжал:

— От всех остальных БТА отличается не только превосходящими размерами, но и монтировкой. Она у телескопа азимутальная, тогда как все другие телескопы ориентированы на Полярную звезду. Азимутальная установка сложнее, но именно она дает возможность не ограничивать размер зеркала. Правда, такой телескоп рассчитан только на работу с электронно-счетной машиной. Хотя проект его создавался шестнадцать-семнадцать лет назад, когда электронно-вычислительная техника еще не была так совершенна, он создавался с расчетом на ее прогресс...

И еще представьте, что это огромное, в восемьсот с лишним тонн, сооружение вращает крохотный, в полкиловатта, моторчик. Вы, например, могли бы повернуть телескоп одной рукой. И это потому, что конструкция удерживается не на подшипниках, а на тонком слое масла, подаваемого под огромным давлением. Нет, здесь все далеко не просто, — докончил Копылов.

Мы уже подходили к БТА. Сугробы снега вдоль дороги, которую не так давно пробивали бульдозеры, были в человеческий рост. Вспомнились рассказы о небывалых снегопадах этого года, о ветрах, дувших с такой силой, что людям приходилось браться за руки и идти цепочкой... Даже деревья не росли на вершине горы. Они жались по склонам, а у крепких горных сосен макушки были погнуты и искривлены. Нелегко пришлось здесь строителям...

В здании было темно и тихо. Включив фонарик, мы прошли по кольцевому коридору, поднялись на лифте на один этаж. Вышли.



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?