Вокруг света 1977-07, страница 29




Вокруг света 1977-07, страница 29

ти принадлежат не человеку, а животным отряда ластоногих». Таким образом ни могил, ни останков людей на острове не найдено.

Результаты же другой экспертизы, о которой мы говорили выше, свидетельствуют, что на острове Попова — Чухчина побывало не двое, а значительно большее число людей. Ведь совершенно невероятно, чтобы два человека имели целый арсенал — шесть различных типов оружия.

Исходя из этого, на наш взгляд можно предположить, что все ру-сановцы, уже покинув корабль, были на острове. Но среди них не было В. Г. Попова и А. С. Чухчина, которые, вероятно, погибли раньше, возможно, на подходе по льду к острову Попова — Чухчина. Какое-то время товарищи несли вещи погибших матросов, но потом все ненужные предметы, включая бумажник с документами, оставили.

находка третья, она же первая

Лишь через 40 лет — в 1974 году на безымянном мысу к западу от полуострова Михайлова участниками полярной экспедиции «Комсомольской правды» была открыта третья стоянка русановцев.

Впрочем, фактически она была найдена еще в 1921 году, то есть может считаться по времени не третьей, а первой. Советско-норвежская экспедиция во главе с известным таймырским промысловиком Н. А. Бегичевым и капитаном Л. Якобсеном искала следы посланцев Руала Амундсена — моряков П. Тессема и П. Кнутсена. Последние были посланы в 1919 году из района мыса Челюскина на остров Диксон и пропали без вести. Бегичев и Якобсен посчитали найденные следы стоянки русановцев за лагерь Тессема и Кнутсена.

Нет нужды рассказывать, каким образом была установлена истина, об этом уже сообщалось в печати. Важно перечислить предметы, которые были здесь найдены: патроны винтовочные и дробовые (двух различных типов) с клеймами на цоколях, идентичными клеймам на патронах с острова Попова — Чухчина; французская монета; чайная ложка с клеймом «Alpagha»; карманный барометр; металлические пуговицы — одна с надписью «Sa-maritaine Paris», другая с клеймом

«Kodak»; металлическая оправа от одного глаза очков или пенсне; большое дымчатое стекло от очков-«консервов» и обрывок резинки, по-видимому, от них же; железный наконечник от багра; железная тонкая полоса — подшивка полозьев саней; пряжки и крючки от одежды 11 разных типов, небольшие куски ткани, гвозди, булавка, обрывки стального троса, остатки перочинного ножа с двумя лезвиями, лезвие большого ножа.

Итак, на безымянном мысу у полуострова Михайлова и на острове Попова — Чухчина найдено три одинаковых типа патронов. На этом основании мы считаем возможным сделать полезный для дальнейших рассуждений вывод: и там и здесь побывали одни и те же люди. Если так, то, покинув корабль, русановцы двигались единым отрядом. Конечно, возможно, что в двух группах были одинаковые ружья, но это представляется маловероятным. Да и сколько же всего оружия могло быть в экспедиции?

Можно ли теперь ответить на вопрос — как двигались русановцы: шли пешком или плыли на лодке?

Создается впечатление, что плыли на лодке (лодках, шлюпке, фансботе, каяках). Во-первых, на безымянном мысу найден багор — вещь ненужная в санном путешествии, но необходимая в плавании. Во-вторых, само местоположение обнаруженных стоянок свидетельствует в пользу движения по воде. Перечисленные вещи были найдены на «кончике» мыса. Выступ земли узкой стрелой вытянут с юго-запада на северо-восток. Люди, стремившиеся на запад к ближайшим поселениям, конечно, пересекли бы его. Двигаясь пешком, вдоль побережья, они, чтобы попасть на оконечность мыса, должны были идти «назад» — на восток. Следовательно, можно предположить, что они пришли на мыс с моря.

Вероятно, и на остров Попова— Чухчина русановцы попали по воде. Остров выдвинут в море, он самый северный в шхерах Минина. Обнаруженная в 1934 году стоянка участников экспедиции Русанова расположена в северной части острова, причем в единственной его бухте, в единственном месте, удобном для подхода шлюпки.

Наверное, отряд имел и нарты — на месте «третьей» стоянки найден полоз и обрывки стального троса, которым, по-видимому, были укреплены нарты.

логика, факты

Итак, ряд фактов позволяет предположить, что осенью 1912 года «Геркулес» был вынужден зазимовать в районе архипелага Мона.

Весной 1913 года участники экспедиции совершили путешествие к острову и установили гурий.

Люди были уверены, что в ближайшем будущем судно освободится ото льда и продолжит плавание. Однако...

Судя по многим данным, в том числе по проведенному по нашей просьбе ретроспективному прогнозу ледовой обстановки, который составил В. Н. Купецкий — сотрудник отдела ледовых прогнозов ААНИИ, 1913 год был аномально ледовитым.

Имеющиеся фактические данные подтверждают выводы В. Н. Купецкого. Известно, например, что в сентябре 1913 года к проливу Вилькицкого подошли русские ледокольные пароходы «Таймыр» и «Вайгач». По крайней мере, до 13 сентября у мыса Челюскин стоял невзломанный припайный лед без всяких признаков близкого вскрытия. Припай был настолько прочен, что «Таймыр» и «Вайгач», пытаясь форсировать его, сумели за сутки продвинуться лишь на три мили и получили при этом ряд повреждений. Возможно, припай в 1913 году так и не вскрылся.

Можно напомнить, что и на будущий год, в самом конце лета, «Эклипс» не смог подойти к берегу на всем участке от Диксона до мыса Вильда. Несмотря на благоприятную синоптическую обстановку, путь блокировал мощный, по-видимому, двухлетний припай.

С приближением осени надежды на освобождение становились все более призрачными, угроза второй зимовки — все более реальной. Какое решение принял в этих условиях Русанов? Читатель помнит текст последней телеграммы: «...Запасов на год...» К осени 1913 года продовольствие под- 9 ходило к концу. Еще острее стоял вопрос о топливе. Зимовка обещала быть очень трудной.

До сих пор картина развития событий кажется нам вполне убедительной, если не единственно возможной. Но дальше приходится вступать в область догадок.

Вероятно, осенью 1913 года Русанов решил оставить судно и двигаться к материку, к людям. Взяв с собой шлюпку (или каяки) и нарты, люди отправились

27



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?