Вокруг света 1977-07, страница 26




Вокруг света 1977-07, страница 26

надлежащих экспедиции Русанова, хранится в музеях. Необходим их тщательный анализ. Вещи могут многое рассказать. В настоящих следствиях зачастую одна оторванная пуговица или брошенный окурок позволяет воссоздать картину происшедшего. А тут две сотни предметов: документы, патроны, личные вещи...

гарантия успеха

«Крепкое, вполне отвечающее своему назначению судно — это самая серьезная, я бы даже сказал,—единственная гарантия успеха всякой полярной экспедиции. Только отсутствием крепкого судна и объясняется большинство неудач, тяжелых разочарований, безмерных страданий и трагической гибели многих полярных исследователей». Так писал В. А. Русанов, готовя «План Шпицбергенской экспедиции» (ЦГИА, ф. 1284, он. 190, д. 351).

«Единственная гарантия успеха»! Экспедиция Русанова погибла — так, может быть, «Геркулес» был плох и покупка его была ошибкой?

В письме В. А. Русанова и в норвежских справочниках приводятся следующие данные о «Геркулесе»: водоизмещение 63,42 регистровых тонны (нетто — 27,31), длина — 73,6 фута, ширина — 19,6 фута, осадка — 8,6 фута Судно, конечно, небольшое, и выбор его может вызвать недоумение.

Однако предыдущие экспедиции Русанов проводил на судах небольших размеров. Например, «Полярная», на которой в 1911 году удалось обойти Южный остров Новой Земли, имела водоизмещение всего около 5 тонн. Русанов имел вполне определенное мнение о приспособленности корабля к ледовому плаванию. Он неоднократно подчеркивал преимущества маломерных судов — в первую очередь их маневренность, столь необходимую при плавании во льдах, малую осадку, которая позволяет держаться у самого берега, где обычно уже в начале лета появляется открытая вода.

Надо заметить, что поиски следов экспедиции зачастую наталкиваются на необходимость отождествления тех или иных корабельных частей с соответствующими деталями «Геркулеса». К сказанному можно добавить, что «Гер

1 Английский фут — 30,54 см.

кулес» был оснащен как куттер, то есть имел две мачты с косым парусным вооружением. Корма у него была транцевого типа. При постройке в Норвегии «Геркулесу» были присвоены опознавательные буквы «MFBG», которые вместе с цифрой 27.31 были вырезаны на косяке трюмного люка. По-видимому, судно было построено из дуба.

На «Геркулесе» был установлен мотор «Альфа» мощностью — в современных единицах — около 15 л. с. На борту было две шлюпки и один моторный фансбот (мощность мотора около 3 л. е.). Имелись, видимо, и легкие каяки. Во всяком случае, в письме от 10/23 мая 1912 года Русанов пишет: «Каяки делаются. Палатки шьются».

В планы экспедиции, по-видимому, зимовка не входила. Но тем не менее, продовольствия было взято достаточно. «Запасов на год», — пишет Русанов в последней телеграмме.

Весьма существенным для поисков является вопрос о картах, которыми пользовался В. А. Русанов.

Лучшими картами побережья Карского моря на 1912 год были карты, составленные с учетом съемок участников Русской полярной экспедиции Э. В. Толля. Эти карты, № 681 и № 712, были изданы в 1906 году. В большинстве случаев таймырский берег на них нанесен пунктиром. Часто встречаются надписи: «необследованная группа островов», «возможный пролив», «необследованный залив». Сами составители писали: «Наиболее сомнительной частью карты надо считать область островов Челльман и шхер Минина, с обширным необследованным заливом Минина. Этот район имеет характер шхер, и многие острова остались не нанесенными на карту, будучи не усмотрены за туманом и пасмурностью... полагаться вполне на точность и полноту описи берега лейтенанта Харитона Лаптева нельзя».

Именно в «сомнительной части» Карского моря, в шхерах Минина, были обнаружены следы стоянок «Геркулеса». Легко представить себе, как Русанов, капитан Кучин и штурман Белов тщетно пытались «привязаться» к карте. Ведь нанесенный на нее пунктир побережья имеет чрезвычайно мало общего с реальными очертаниями берега.

Глядя на карту 1906 года, можно предполагать, какой путь казался Русанову наиболее удоб

ным. Сравнивая ее с современной картой, можно представить и то, как действовал Русанов, видя реальные полуострова, острова, бухты...

«если погибнет судно...»

В конце августа 1912 года «Геркулес», закончив работу на Шпицбергене, зашел в становище Маточкин Шар на Новой Земле. Экспедиция, казалось бы, полностью выполнила ранее намеченный план работ и должна была возвратиться в «г. Архангельск или иной русский порт» (ЦГИА, ф. 1284, оп. 190, д. 351).

Hq о замыслах В. А. Русанова можнЪхсудить по весьма краткой телеграмме, ^ставленной 31 августа 1912 гоДа в Маточкином Шаре для передач^ в Петербург с попутным судном: «Иду к северозападной оконечности Новой Земли, оттуда на восток. Если погибнет судно, направлюсь к ближайшим по пути островам: Уединения, Новосибирским, Врангеля. Запасов на год. Все здоровы. Русанов».

Телеграмма у многих вызывала недоумения. «Русанов описался, — заметил еще в 1915 году Л. Л. Брейтфус, — не обратил внимания на пропуск частицы «не» ...он намеревался идти к острову Уединения и дальше к востоку только в том случае, «если судно не погибнет».

Если взглянуть на карту, можно понять сомнения Брейтфуса. Трасса Великого Северного морского пути идет вдоль берегов Сибири. Острова, упоминаемые в телеграмме, лежат далеко к северу от нее. Если бы судно погибло, Русанов должен был двигаться на юг, к материку, к людям. При чем же здесь острова?

И все-таки предположение Брейтфуса, на наш взгляд, ошибочно.

Известно, что В. А. Русанов, обосновывая необходимость освоения Северного морского пути, неоднократно подчеркивал, что «в Сибирь ведет не один, а пять путей...; пятый — ...приблизительно под 78° северной широты, огибая Новую Землю вдали, в расстоянии нескольких десятков миль от ее берегов...». Именно этот путь Русанов считал наиболее перспективным. «Вообще говоря, — писал он, — пути в обход Новой Земли с севера обещают быть менее загроможденными льдами». На карте, приложенной к статье В. А. Русанова «Возможно ли

24



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?