Вокруг света 1979-08, страница 59

Вокруг света 1979-08, страница 59

— Поэтому я и приехал к вам, — сказал Коллинз. — Потому что ваш отец был доверенным лицом Бакстера. Умирая, Бакстер завещал мне выполнить важное дело, которому посвятил свои последние слова. С тех пор я только им и занимаюсь. Полковник Бакстер не успел сказать мне всего, но я подумал, что ваш отец кое-что мог узнать от него. Ведь полковник часто делился с вашим отцом самыми сокровенными тайнами.

— Это правда, — согласилась Сю-зен. — Но как вы об этом узнали?

— Меня надоумила Ханна Бакстер. И посоветовала посетить вашего отца. Она чувствовала, что ваш отец может помочь моим поискам. Я приехал в Льюисберг два дня назад и узнал о его смерти. Узнал я и то, что вы оставались единственным человеком, с кем он поддерживал отношения. Мне пришло в голову, что он мог посвятить вас в расследуемое мною дело. Поэтому я и решил найти вас.

— Что именно вы хотите знать?

Глубоко вздохнув, Коллинз задал

главный вопрос:

— Упоминал ли когда-либо ваш отец о так называемом документе «Р»?

— Что-что? — недоуменно переспросила Сюзен. — Что это такое?

У Коллинза упало сердце.

— Не знаю. Надеялся, что знаете вы.

— Нет, — твердо ответила Сюзен. — Никогда о таком не слышала.

— О, черт, — пробормотал Коллинз. — Простите! Просто я расстроился. Ваш отец и вы были моей последней надеждой. Что ж, я сделал все, что мог. — Он устало поднялся с кушетки. — Не буду больше вам докучать. — Поколебавшись, он добавил: — Позвольте сказать только одно. Полковник Бакстер верил вашему отцу. Он принимал все меры, чтобы добиться его освобождения под залог, и только болезнь помешала ему сделать это. Я рассмотрел дело вашего отца и согласен с Бак-стером: его сделали козлом отпущения. Я тоже намеревался освободить его под поручительство и обещал миссис Бакстер переговорить с ним об этом при встрече. Ханна Бакстер обещала написать вашему отцу, попросить его помочь мне. — Он пожал плечами. — Что ж, видно, мне суждено всегда опаздывать.

Вдруг глаза девушки тревожно расширились, она поднесла ко рту руку, глядя мимо него, и в комнате раздался еще один голос:

— На этот раз вы не опоздали.

Круто повернувшись, Коллинз оказался лицом к лицу с незнакомцем, стоявшим в кухонном коридоре. Пожилой человек казался смутно знакомым, но узнать его Коллинз не мог.

Незнакомец шагнул вперед.

— Я Дональд Раденбау, — сказал он тихо. — Вы интересуетесь документом «Р»? Что именно вы хотите знать?

Лишь полчаса спустя речь снова дошла до документа «Р». Сначала Коллинз просто не мог поверить своим ушам.

— Дональд Раденбау воскрес из мертвых. Но обо мне поговорим позже, когда я узнаю побольше о вас и о том, как вы вышли на меня.

Затем настала очередь Сюзен, которая никак не могла успокоиться из-за того, что отец обнаружил свое присутствие.

— Ты не понимаешь, почему я так рискнул, Сюзен? Потому, что, кроме тебя, мне нужен кто-нибудь еще, кому можно доверять. Мне кажется, что мистеру Коллинзу доверять можно. Он говорил обо мне сочувственно, не зная, что я стою за дверью и слышу его. Мне ведь нужна помощь, Сюзен. Может, он сумеет помочь мне, если я помогу ему.

И, наконец, потребовалось преодолеть недоверчивость самого Раденбау, придирчиво расспросившего, откуда Коллинзу стало известно о документе «Р» и о том, что к нему может иметь какое-то отношение Раденбау.

— Я пропустил многое из того, что вы говорили моей дочери, потому что прятался в кухне. В коридор я вышел позже, когда прислушался. Прежде чем мы продолжим беседу, вам придется объяснить, как вы сюда попали.

Коллинз откровенно, честно и подробно рассказал обо всем, что произошло, начиная со дня смерти полковника Бакстера. Рассказал он и о встрече с Ханной Бакстер, которая ничего не знала о документе «Р», но оказала, что Ной мог доверить свои тайны только одному человеку — Дональду Раденбау.

— Да, я получил от нее письмо с просьбой встретиться с вами, — подтвердил Раденбау.

— А я поехал к вам и узнал от начальника тюрьмы, что вы скончались. Но вы здесь.

— Теперь, когда мне стало ясно, как вы сюда попали, — ответил Раденбау, — я расскажу вам, как сюда попал я. И как мне повезло, что сумел сюда добраться. История настолько невероятная, что вам придется поверить мне на слово.

Коллинз слушал Раденбау, раскрыв рот, с трудом веря тому, что слышал.

К концу рассказа Коллинз уже не испытывал абсолютно никаких сомнений по поводу того, что творится сейчас в Калифорнии.

— Тайнэн! — громко сказал он.

— Да, за всем этим стоит Тайнэн, — согласился Раденбау. — И понятно почему: я читал тридцать пятую поправку. Она сделает его са

мым могущественным человеком в Америке, "более могущественным, чем президент. И в то же время я уверен, что никаких улик против него не найти.

Коллинз обдумал эти слова.

— Пожалуй, не найти. Вот только если он как-то связан с документом «Р»... Может, мы теперь поговорим о нем?

— Да. Но прежде я хочу просить вас о трех условиях.

— Назовите их.

— Первое: мне надо сделать пластическую операцию. Изменить хотя бы форму глаз. Не думаю, что меня и сейчас легко узнать, но если все-таки это произойдет — мне конец. Тайнэн об этом позаботится. Второе: мне нужно новое имя. Дональд Раденбау скончался в Льюисберге, Герберт Миллер убит во Флориде. Нужны документы на новое имя.

— Сделаем в Денвере, — ответил Коллинз. — Получите через пять дней. Что еще?

— Хочу просить вас торжественно поклясться...

— Продолжайте.

— ...что если однажды станет возможным вскрыть роль Тайнэна в моей мнимой смерти, вы сделаете это, и после того, как я верну мою долю денег, поможете восстановить мое прежнее имя и получить либо амнистию, либо освобождение на поруки.

— Не знаю, представится ли когда-нибудь такая возможность.

— Но если представится?

Коллинз обдумал вставшую перед

ним дилемму. Может ли он, первый блюститель закона страны, вступать в сделку с осужденным преступником? Служебный долг обязывал его немедленно вернуть Раденбау в тюрьму, не давая никаких обещаний Но необычность сложившейся cniya-ции заставляла его считать, что на нем лежит высший долг долг служения стране, исполнение которого он считал важнее формального исполнения буквы закона. Ответ на просьбу Раденбау мог быть только один.

— Если такая возможность представится, я сделаю все, что в моих силах. Да, клянусь помочь вам.

— Что ж, теперь я могу рассказать вам о документе «Р».

И вот наконец для Коллинза на стал момент истины.

Раденбау взял у дочери сигарету, улыбнулся ей, прикуривая, и снова повернулся к Коллинзу.

— Всех подробностей не знаю, — сказал он медленно, — но кое-что мне известно. Эти сведения могут вам пригодиться. Тридцать пятая поправка — тайное, никому не известное приложение к которой составляет документ «Р», — появилась на авет еще до моего ареста. Она очень беспокоила Ноя Бакстера — ведь при всех своих консервативных убеж

57

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?