Вокруг света 1980-10, страница 12




Вокруг света 1980-10, страница 12

леднего Сауделевра, и захватили власть в святом базальтовом городе и на всем Понапе. Исокелекель положил начало новой династии нанмарки. В памяти пона-пейского народа сохранился двадцать один повелитель этой династии, которая существует и сейчас. Они продолжают править на Понапе наряду с американской администрацией и органами самоуправления. Однако резиденция нанмарки теперь не Нан Мадол, а Темвен, который входит в состав Мадолениэмв.

Мы собрали наше скромное имущество и уселись в лодку. На этот раз Пенсел поместился на носу, а Джимми сидел на руле. Началось необыкновенное плавание. Мы шли по каналу с берегами, выложенными базальтом, который во многих местах, наверное, обрушился в воду, так как берега зияли широкими провалами, то и дело скрывались в мангровых зарослях; лишь время от времени из чащи виднелись фрагменты призм, выложенных из базальта. Вероятно, мы плыли по главному каналу — он был довольно широк. Пенсел, ораторствующий на носу лодки, временами и впрямь напоминал гондольера на Канале Гранде в Венеции.

— Вот место, где натирали благовониями тела мертвых, а здесь были руины по названию «пеине-ринг», где для всего Нан Мадола производили кокосовое масло.

Он показывал, где многочисленные экспедиции находили погребения. Были и другие сооружения, представлявшие собой когда-то центры информации, — на островке стояли священные деревянные барабаны, обтянутые кожей скатов. Их зычные голоса рассказывали жителям города обо всем, что им было положено знать.

Каноэ петляло по каналам, скрытым под арками сросшихся кронами деревьев. И повсюду можно было разглядеть остатки базальтовой облицовки берегов. Мне особенно запомнились Паэн Кади-ра, Идеэд и Келепвель.

Паэн Кадира — это остатки квадратной постройки размерами значительно меньше Нан Довас. Когда-то она была административным центром базальтового города. Место было строжайшим табу. Сюда имели доступ только правители, их жены и — по специальному разрешению — чиновники. Эти последние имели право входить только через главный вход, в противном случае им грозила казнь. Сбои копья они оставляли перед входом. Представителям каждого округа в Паэн Кадира отводилась особая башня. Древние легенды гласили: если башня рухнет, подмытая волнами, погибнет и род, которому она принадлежит. Угловая башня Сокеэс обрушилась без всяких видимых причин в 1910 году, почти одновременно с восстанием жителей одного района про

тив немцев. Население .Сокеэс было тогда почти полностью уничтожено. То же произошло на острове Кусаиэ, где в результате деятельности белых численность населения резко упала.

Руины Келепвель находятся на противоположной стороне канала. В результате многочисленных исследований, в том числе Смитсо-новского института в 1963 году, было установлено, что скорее всего здесь находилась резиденция самого Исокелекеля и его трехсот тридцати воинов. Пенсел показал мне кучу тщательно обработанных камней округлой формы. Возможно, они служили гвардейцам повелителя для каких-то игр.

Место, которое называлось Идеэд, принадлежало жрецам Нан Мадола. Оно занимало небольшую площадь и почти совсем исчезло в зарослях. Если бы не Пенсел, я ни за что не заметил бы остатков каменной печи и маленького углубления вроде небольшого бассейна. Пробы, взятые учеными с пода этой печи, указывали на то, что ею пользовались лет шестьсот назад. В маленьком бассейне держали священных угрей, которым, соблюдая сложный церемониал, жрецы приносили в жертву черепах, чтобы умилостивить богов и избежать их гнева.

Пенсел был неутомим. На меня непрерывно изливался поток труднейших названий и интереснейшей информации. Несмотря на это, ни одно из продемонстрированных мне мест «Венеции» не производило и половины того впечатления, как Нан Довас.

Когда лодка выбралась из путаницы мангров и черных камней на широкое пространство чистой, спокойной воды, в моей голове была мешанина из рассказов, гипотез, различных мнений, фактов и картин базальтового города, увиденных собственными глазами. Угри, воины, бастионы, гробницы — наверное, все было именно так, как реконструировали глубокое прошлое ученые.

Но главный вопрос оставался открытым: почему именно здесь, в центре Тихого океана? Кто научил этих людей инженерному искусству? Откуда взялись кости людей-гигантов? Откуда прибывали сонмища рабочих-строителей? Г1о своим размерам Нан Мадол не уступает Мачу-Пикчу, не уступает и пирамидам, построенным майя, изощренными в математике и астрономии. Откуда же сорок один гектар построек из базальта на восемнадцати искусственных островах?!

Обратное путешествие было не столь идилличным. Едва мы выбрались из лабиринта каналов Нан

Мадола, как налетел резкий ветер. Залитый водой моторчик сразу же заглох. Мы пробивались по бурлящему морю, несомые рваным парусом. Лодка ныряла в волнах, и уже не брызги, а целые каскады веды заливали ее. Пенсел сидел у руля. Джимми и я едва успевали вычерпывать воду половинками скорлупы кокосового ореха. Рахитичная мачта угрожающе трещала. «Наверное, Нан Мадол до сих пор табу», — мелькнуло в голове, когда меня обдавало фонтанами воды.

До спасительной защиты — полосы рифов — оставалось полмили, когда лопнула одна из поперечин, крепящих балансир. Теперь мы уже не успевали вычерпывать воду. Вожделенная гряда рифов с зеркалом сравнительно спокойной воды укрыла нас в последний момент. Духи Нан Мадола оказались ко мне более милостивы, чем к губернатору Бергу. Я был лишь слегка наказан за прикосновение к тайнам базальтового города: всю следующую неделю, пострадавшая от солнца и соленой воды, слезала клочьями кожа с лица.

... Серебристо-оранжевый реактивный самолет легко оторвался от взлетной полосы. Величественная скала Сокеэс осталась едва различимой каменной морщинкой на изумрудном лике острова.

С высоты в несколько тысяч метров не рассмотреть ни трудных проблем этого островного мирка, ни будущего статуса Микронезии — двух тысяч зернышек суши, затерянных в Великом океане. Сто тысяч человек, две тысячи островов, миллионы долларов, полигоны для ракет, водородные бомбы, новые порты и базы. Отсюда далеко до здания ООН на Ист-Ри-вер. Здесь есть в изобилии пиво и кока-кола, но не хватает таро и хлебных деревьев, никто не ловит рыбу, все носят джинсы. Но сегодня никто не выходит в море, чтобы помериться с ним силами, никто не возводит монументальных городов. Юноши лениво жуют бананы и ждут смены программы в местном кинотеатре. Будет фильм о Кинг-Конге, а может быть, о Джеймсе Бонде. Земли мало, работы нет.

А ведь тысячи, а может быть, десятки тысяч лет здесь жили отважные мореплаватели. Их не сломили ни тайфуны, ни цунами. Они создавали величественные произведения архитектуры. Мощь Нан Мадола, два ряда колонн на Ти-ниане — свидетельства прекрасной организации и эффективного труда древних островитян.

Перевела с польского Л. МАЛАХОВСКАЯ

10



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?