Вокруг света 1982-01, страница 27

Вокруг света 1982-01, страница 27

Америка», где работала раньше кассиром, небольшое ежемесячное вспомоществование. Альвина — тайком от матери — каждую субботу ездит в «Сахару», надеясь выиграть, выиграть, выиграть...

— Вашу школу закрыли? — спрашиваю я Альвину Ленон.

— Нет, я сама ушла.

— Почему?

— Надоело, устала. Меня избили, потом преследовали...— Женщина помолчала.— Но теперь понимаю: лучше муки в школе, чем безработица... Лучше язва желудка, мигрень, даже побои, чем вот так...

Джеймс давно знает Альвину. Это он берет ее с собой в «Сахару». Неудобно ведь женщине одной ехать в такую даль, да и небезопасно. К тому же Джеймс хоть немного, но подрабатывает, пишет за других, редактирует. Когда есть деньги, приглашает Альвину на плотный обед.

— Если она не найдет работу,— сказал Холден,— того и гляди сойдет с ума. Или сопьется. Или покончит с жизнью...

Для многих учителей в американских школах, где процветают насилие, воинствующее невежество, вопрос о том, не бросить ли свою профессию и заняться чем-то другим, стал «эмоциональной необходимостью». Появился даже такой феномен, как педагогическое истощение, психологическое состояние, которое может привести к депрессии, тяжелым неврозам, самоубийству... Как и многие, Ленон не вынесла педагогического истощения. Теперь ее единственное утешение — субботняя поездка в казино «Сахара», а еще два раза в неделю она сидит с малышом соседки, отдыхая душой и получая за вечер восемь долларов.

В казино «Сахара», в живописном месте на озере Тахо, я видел людей

с трясущимися руками, с лихорадочно блестящими глазами. Их души раздирал на части азарт: что лучше — сыграть в кено, в лото, на автомате, в карты? Где повезет, где удача, где те доллары, на которые можно прожить завтра, неделю, месяц, снова ехать сюда? Шум, гам, клацанье автоматов, густые облака табачного дыма...

Часа через два я снова увидел бывшую учительницу. Лицо ее набрякло, под глазами мешки. Она по-прежнему «охраняла» свой игорный автомат. Джеймс встает за соседнюю машину, начинает играть. Пяти долларов как не бывало.

В соседнем зале играют в лото. Это тоже игра для мелкой сошки, но и здесь страсти накалены до предела. Тот, кто окончит игру первым, выигрывает пятнадцать долларов, а счастливчик, закрывший карточку меньше чем за пятьдесят ходов, может сорвать даже сто долларов, но таких нет.

В четыре утра идем в бар — надо перекусить. Там встречаем Джино. Вытащив из кармана девять стодолларовых бумажек, он с восторгом восклицает:

— Смотрите! Выиграл! Я знал, что мой план сработает! Начал с полусотни, а теперь у меня девятьсот!

Никто не напомнил ему, что эти же девять бумажек он показывал в начале игры: зачем расстраивать человека? Хорошо, что он хотя бы остался при своих. Это уже удача.

...Автобус подходит вовремя, ровно в семь. Херб, хорошо отдохнувший, свежий, выбритый, улыбается нам и спрашивает:

— Ну как, все в выигрыше?

Пассажиры утвердительно кивают —

таков этикет.

В автобусе Джино машет своими купюрами перед носом какой-то пожилой женщины:

— Видите? Выиграл!

Женщина явно ему завидует.

— Рулетка? — спрашивает она.

— Играю только в карты! — нахально врет Джино.— Это единственный способ выиграть.

— Но я не умею играть в карты...

— Никто не умеет играть в карты,— убежденно говорит итальянец.— Если кто-нибудь когда-нибудь говорил вам, что умеет,— не верьте. Тут нужна интуиция, нюх — вот как у меня. А во что играли вы?

— В кено, на игорных автоматах...-— еле слышно отвечает женщина.

— Ну, в таком случае мне вас даже не жаль. Вы были обязаны проиграть, если тратите деньги на это!

Проходит час. Кроме меня и Джеймса, все спят, Альвина улыбается во сне. Наверное, она переживает сейчас самый большой свой выигрыш, который перевернет всю ее жизнь.

Лицо Джино и во сне сохраняет выражение «бывалого игрока».

Мы с Джеймсом шепотом переговариваемся.

— Конечно,— говорит он,— в таких казино бывают и тузы, «денежные мешки». Им все равно — выиграют они или проиграют. Они развлекаются. Но больше таких, как я или Альвина. Мы надеемся на удачу, у нас нет работы. Я однажды выиграл пятьсот долларов, потом два раза по десять. И меня затянуло: вдруг еще выиграю?

— А сегодня вы много проиграли? — спрашиваю я и тут же с запозданием спохватываюсь: такие вопросы задавать не принято.

— Шел ровно,— бесцветным голосом отвечает Джеймс и, отодвигаясь, закрывает глаза...

Лас-Вегас-Сан-Франциско — Москва

ЧАСЫ С ОРФЕЕМ

Когда-то на месте болгарского города Силистра на Дунае существовал античный речной порт Дуросторум. Недавно во время археологических раскопок была вскрыта часть его центральной площади. Ученые обнаружили римские и древнегреческие монеты, керамику, каменные торговые гири, обломки мраморных скульптур.

Одна из самых интересных находок — солнечные часы с фигурой легендарного поэта и певца Орфея. На мраморном барельефе он изображен в длинной мантии, правая его рука лежит на арфе. Лицо спокойное, задумчивое. Вокруг певца сгрудились люди, дикие звери. Все словно ждут

ЗАГАДКИ ПРОЕКТЫ ОТКРЫТИЯ

новой песни. Эта сравнительно небольшая скульптурная композиция помещена между двумя рельефными колоннами коринфского ордера. Орфей поет как бы со ступенек храма Аполлона.

Стоит напомнить, что античный певец был родом из племени, обитавшего на Балканах до прихода греков. Последние же включили предания об Орфее в свои легенды, мифы, поэмы и драматические произведения, сделав его сыном речного бога Эагра и музы Каллиопы.

На территории Балкан певец был чрезвычайно .популярен, и болгарские археологи не раз встречали изображения Орфея на фресках, вазах, монетах, мраморных плитах. Но барельеф на солнечных часах — находка особого рода. Примерный возраст ее — около 2100 лет. А по своим художественным качествам барельеф можно отнести к числу выдающихся произведений античного искусства.

ПРИШЕЛЬЦЫ ОБНАРУЖЕНЫ!

После длительных исследований звездного неба австралийские ученые пришли к выводу, что примерно два миллиарда лет назад произошла вселенская «катастрофа»: столкнулись две галактики — наша и «чужая». Вообще-то ничего страшного не случилось: две космические системы на какое-то время перемешались, а затем разошлись. Но вот звезд в Млечном Пути значительно прибавилось: миллионы чужаков были захвачены более мощным тяготением нашей Галактики. Как утверждает доктор Алек Роджерс, руководитель группы астрономов университета Канберры, исследовавших «гостей поневоле» с помощью мощных телескопов, звез-ды-пришельцы обладают иной структурой, нежели «аборигены» Галактики, движутся по отличным от «правильных» орбитам и с другими скоростями.

25

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?