Вокруг света 1984-03, страница 37

Вокруг света 1984-03, страница 37

альной поддержки министра финансов и призвал делегатов к «свободному волеизъявлению». Это заявление фактически означает поддержку губернатора Робертса и вносит растерянность в ряды сторонников Манчестера».

Дю-Пейдж устало провел пальцами по своим черным вьющимся волосам.

— Плохо дело, босс,— сказал он.

— Иного я и не ожидал. Стюарт не так давно звонил сюда и требовал, чтобы я отступил. Я отказался.

— Значит, будем драться без союзников,— с деланной бодростью проговорил Арчи.— И победим. Это нам по силам.

— Конечно, по силам. Только сначала мне нужен Оби.

— Он уже в лифте.

— Хорошо, Арчи. Я хотел бы поговорить с ним наедине.

Оби О'Коннел указал на телетайпную ленту и печально произнес:

— Это серьезный удар, Чарли.

Манчестер уселся на диван. Увидев,

как его помощник массирует свою круглую физиономию, кандидат впервые почувствовал, что устал.

— Сейчас речь о другом, Оби.

— Интересно, что может быть более важным именно сейчас?

— Оби, сегодня утром спикер конгресса Пенсильвании назвал меня дву-рушником1ш сказал, будто бы ты распускаешь слухи о том, что я-де говорю одно, а собираюсь действовать иначе.

— С чего он это взял? — пряча глаза, спросил О'Коннел.

— Оби, ты говорил что-либо подобное?

— Послушай, Чарли.— О'Коннел подался вперед.— Твоя пресс-конфе-ренция поставила кампанию под угрозу. К воскресному вечеру мы потеряли поддержку части делегатов, а положение все ухудшается...

— Оби, мне нужен откровенный ответ.

О'Коннел заерзал в огромном кресле.

— Да, говорил. Как-то с языка сорвалось, Чарли. В воскресенье я пропустил пару стаканчиков... Но ведь я только пытался открыть ответный огонь. Там, в баре, мне показалось, что это хорошая мысль. Руководитель твоей избирательной кампании должен делать все от него зависящее, но с тех пор я больше ничего такого не говорил. Извини, Чарли.

— Кто были твои собеседники?

— Крамер и Андерсен из Миннесоты.

— Мы должны позвать их сюда с Рорбо и все объяснить.

— Нет уж, Чарли, позволь мне уладить вопрос по-своему. Я не могу оправдываться как ученик перед учителем, да еще при старых приятелях.

— Сделаем так, как я сказал,— настаивал Манчестер.— Относительно моих взглядов ни у кого не должно быть ни малейших сомнений. Я согласен объясниться сам, но непременно в твоем присутствии.

— Чарли, ты поступаешь как любитель. Люди вроде Андерсена и Скелета тебя не поймут. Я не за себя волнуюсь, за тебя.

— Под сомнением моя честность,— отчеканил Манчестер, чувствуя, как им снова овладевает гнев.

— Честность! Ты кандидат, Чарли, и твои дела плохи. Нашел время разглагольствовать о честности!

Манчестер вскочил.

— Поскольку ты руководитель кампании по моему выдвижению, то должен четко придерживаться моей линии.

— Руководитель? Какой я, к черту, руководитель! Так, мальчик на побегушках вроде Арчи. Человек на моей должности обязан действительно вести кампанию, иметь оперативный простор, а я... Возьми, к примеру, историю с делегатами Миссисипи. От нее тебя тоже небось воротит?

— Нет, я отдаю тебе должное. Ты сделал все, что мог.

— И на том спасибо,— проворчал О'Коннел.— А за воскресенье извини.

— Хорошо, Оби, но давай внесем ь дело ясность, пока слухи не поползли дальше.

— Давай. Только не так, как это задумал ты. Пора доверить мне штурвал, Чарли. Боюсь даже, что уже поздно...

Рисунки Г. ФИЛИППОВСКОГО

— Не думаю.

— Просто ие хочешь признаться себе в этом. Ты потерял президента, проиграл в подкомиссии, от тебя отвернулась Пенсильвания. За три дня ты умудрился похудеть на сотню голосов. Меня вынудили пойти на заведомо проигрышную сделку, поделив голоса Миссисипи, потому что наша лодка течет и наверняка пойдет ко дну, если не подоспеют спасатели...

— Значит, ты отказываешься пригласить сюда Крамера и остальных?

— Господи, Чарли, да если бы помощники Линкольна слушали его команды, он ни за что не стал бы президентом. То же касается Вильсона, Рузвельта и Эйзенхауэра. Роберте и его парни играют без правил, а ты даже не даешь мне развернуться! Если так и дальше пойдет, я умываю руки.

— Хочешь все бросить?

— Дай мне свободу действий. В противном случае...

— Ты уволен, Оби!

О'Коннел вскочил и ошарашенно уставился на кандидата. Он хотел было что-то сказать, но вместо этого лишь вяло развел руками и повернулся к двери.

— Чарли,— проговорил он с порога.— Ты повредишь себе, если сооб

35

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?