Вокруг света 1985-04, страница 20

Вокруг света 1985-04, страница 20

— Неужели можно излечить те умы, где рождаются и вырастают ненависть и предрассудки?

Не успели эти слова растаять в воздухе, как мы услышали;

— О, подождите! Без меня этот спор не решить...— возникший рядом незнакомый мне человек, опершись одною рукою на спинку незанятого стула и жестикулируя другой, принялся читать стихи:

Этот быстро несущийся век будет нам

драгоценнейшим даром, ненавистна нам смерть,

и навек

жизнь

мы любим

с невиданным жаром!

Все зааплодировали, а Маг да Исаева рассмеялась и представила мне незнакомца:

— Это Иво Сергиев, сотрудник Государственного комитета по научно-техническому прогрессу...

Седовласый Иво, сверкая молодыми глазами, подсел к нам и, обращаясь ко мне, произнес:

— Эти строки написал Младен Исаев, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Димитров-ской премии.

Впервые увидев и услышав Иво Сергиева, я сразу потянулся к нему и — бывает же такое — почувствовал, будто знаю его давным-давно...

— Я думаю,— продолжал Сергиев,— за мир нужно бороться только действием: прекрасными стихами, хорошей работой — но обязательно действием. Я до сих пор помню акции в защиту мира на нашем Софийском фестивале молодежи и студентов. Кстати, вот вам один из ответов на вопрос, как можно излечить умы, в которых посеяны зерна ненависти. Этот ответ — фестиваль...

Я попросил Иво припомнить в деталях, как проходил IX Всемирный фестиваль молодежи и ртудентов в Софии.

— Во всех деталях не вспомню, честное слово,— сказал он.— Хотя я и организовал на фестивале несколько мероприятий, а потом шефствовал над одной из зарубежных делегаций. Свободного времени было совсем мало. Ведь всего десять дней шел форум молодежи, так что я, естественно, много интересного упустил. А с другой стороны — как было поспеть на все^ встречи, все концерты, все соревнования?! Ведь одних политических мероприятий было больше полусотни. На них выступили чуть ли не полторы тысячи человек! Я уж не говорю о дискуссиях, которые шли вне фестивальной программы и подчас длились ночь напролет...

Как-то сразу наступили жаркие дни, и горожане, не успев распрощаться с зимой, стали незаметно за

бывать и о весне: оставляли дома плащи, одевались по-летнему.

И может быть, не случайно мы оказались у озера в парке, где когда-то проходил фестиваль. Под ивами, пронизанными светом солнца, смеясь, бегали дети, прогуливались парочки. Несколько девушек подошли к самому берегу, и в озеро полетели венки, сплетенные из роз...

— Враги фестиваля очень надеялись, что праздник молодежи не состоится,— говорил Славчев.— Явно поторопившись, они даже начали писать об «отмирании» фестивального движения. А потом, осознав несбыточность своих мечтаний, приступили к серии провокаций. Так, в наших вузах, где обучались и иностранцы, стали в изобилии появляться рекламные брошюрки зарубежных религиозных центров, приглашавшие студентов уехать из страны на время фестиваля. Делалась ставка также на раскольническую деятельность троцкистов, маоистов и прочих «ультрареволюционеров». Но очернить идею фестиваля врагам не удалось...

Мы пересекли шумный перекресток. Шагаем по теплой брусчатке, отполированной миллионами подошв. Русский бульвар. Историческое место в центре болгарской столицы. Более ста лет назад по этой улице шли русские освободители — «братушки», гренадеры генерала Гурко. Здесь стоит здание первого болгарского университета.

Небольшой мост с бронзовыми фигурами раскинувших крылья орлов.

— В дни фестиваля здесь всегда толпился народ,— вспоминает Маг-да.— Сюда изо дня в день приходил молодой музыкант из Франции. Он становился у перил моста и, повернувшись Лицом к бульвару, доставал из футляра скрипку. В небо уплывала нежная мелодия. Подходили молодые и немолодые люди, продавцы на время закрывали свои киоски и тоже шли послушать скрипача. Музыка, считал француз, должна способствовать добру...

Во время этой прогулки с нами не было Иво Сергиева, и его отсутствие оказалось мне на руку: Магдалена и Светослав рассказали такие детали биографии Иво, о которых он сам из скромности никогда бы и не упомянул. Оказалось, что в определенном смысле фестиваль начался для Сергиева еще в... I960 году, за восемь лет до официального открытия.

Тогда в Кузнецкий научно-исследовательский угольный институт пришло письмо из Болгарии, адресованное секретарю комсомольской организации. Им был старший научный сотрудник Вячеслав Орлов. И письмо инженера Иво Сергиева, который интересовался некоторыми аспектами разработки угольных пластов, передали Орлову.

Вскоре в Болгарию прибыл, по словам Магды, «целый сундук столь нужной Сергиеву литературы, подобранной очень тщательно и с большим знанием дела»...

Так началось заочное знакомство двух горных инженеров. А вскоре они и встретились: Иво приехал в научную командировку в Кузбасс. В 1968 году Сергиев, который уже работал в Государственном комитете молодежи и спорта, прислал супругам Орловым приглашение в Болгарию...

К 28 июля в Софию прибыли двадцать тысяч делегатов, представлявших более пятисот национальных, региональных и международных молодежных и студенческих организаций. Сто тридцать восемь стран отправили своих посланцев на фестиваль, проходивший под лозунгом «За солидарность, мир и дружбу!». Молодежь социалистической страны в седьмой раз стала хозяйкой фестиваля. Можно было с уверенностью говорить, что всемирное фестивальное движение набрало уже хороший темп, но из этого вовсе не вытекало, что данный фестиваль должен обязательно пройти легко и просто. На возможные осложнения указывал уже состав делегатов, прибывших на фестиваль из капиталистических стран. Спектр их был самый широкий — от так называемых «новых левых» до традиционных правых.

Иво тогда очень уставал, ведь хлопот у него было более чем предостаточно. К тому же он из тех людей, которые работают как одержимые и ничего не умеют делать наполовину.

Второй день фестиваля проходил под девизом солидарности молодежи с борьбой героического вьетнамского народа против агрессии американского империализма. Тогда на площади перед залом «Универсиада» состоялся многотысячный митинг. На нем делегаты разных стран горячо приветствовали посланцев борющегося Вьетнама и поклялись сделать все возможное для укрепления солидарности, усиления политической и материальной помощи Вьетнаму. В дни работьЙ^)естиваля из Варны в Хайфон отплыл корабль с грузами, направленными вьетнамским друзьям посланцами молодежи мира.

Все десять дней работал в Софии Центр солидарности с Вьетнамом. Он располагался в здании гимназии на улице Славкова. У входа в центр на камне высечены слова Христо Ботева. Вот как они звучат в переводе А. Суркова: «Кто в грозной битве пал за свободу — не умирает». Рядом продавали маленькие цветные керамические плитки: покупатели должны были собрать из них мозаичное панно, изображавшее вьетнамского парня с автоматом в руках и его невесту с пулеметной лентой через плечо. После окончанияфестива-

18

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?