Вокруг света 1986-05, страница 7

Вокруг света 1986-05, страница 7

понимают это. И не только сами не жалеем сил, но и готовим эфиопских специалистов. Первое время они со сменой работали, стажировались, теперь на курсах учатся.

Уже после моего отъезда в Дыре-Дауа побывал ллинистр шахт и энергетики Текезе Шоа Айитенфису. Он вручил дипломы эфиопским бурильщикам, окончившим технические курсы, где преподавали советские специалисты...

— На посадку идем,—выглядывая из пилотской кабины, предупреждает командир самолета Юрий Алексеевич Казанцев.

Еще перед вылетом из Дыре-Дауа, знакомя меня с экипажем, он пошутил:

— Команда «воздушного трамвая». Буровиков на работу возим. Правда, подчас легче в Аддис-Абебу слетать, чем их из саванны доставить. Здесь налетали больше, чем за всю жизнь. Возим все, даже воду.

голубая надпись: «Полет милосердия». С самолета выгружали мешки с канадской пшеницей.

Хотя на эфиопских аэродромах самолетов ФРГ и США меньше, чем Аэрофлота, но хорошо, что они не участвуют в военных маневрах у берегов Африки, а прилетели сюда с мирными грузами.

Наш Ан-26 снижается, делает заход над небольшим полем с пожухлой травой. Этот травяной аэродром уезжен до такой степени, что, когда мы садимся и самолет начинает подпрыгивать, за его хвостом возникает роскошный шлейф пыли. Пожалуй, в сезон дождей, когда эта пыль превратится в грязную кашу, сесть будет нелегко.

Наши летчики порой совершают невозможное в незнакомом небе Эфиопии. Они по карте прокладывали первые маршруты для спасения голодающих в засушливых рай

онах северо-востока. Точно сажали тяжело груженные продуктами и медикаментами самолеты на короткие каменистые полосы. Вертолетчики умудрялись приземляться на крохотные пятачки площадок над ущельями в горах. Исчертив своими маршрутами небо почти над всеми провинциями страны, сделав тысячи вылетов — в любое время суток, чтобы уберечь людей от голодной смерти, летчики помогали чем могли, делились своим пайком и глотком воды с бедствующими...

У края травяного аэродрома ждут автомашины: прибыли за новой сменой и грузами. Вначале я не понимаю, почему мне предлагают сесть в кабину именно головного грузовика. Но через несколько километров все становится ясно.

Каменистый участок дороги кончается, и колеса машины погружаются в глубокие разбитые колеи, заполненные мельчайшей пылью.

шщ

** «А

Одним словом, обеспечиваем бесперебойную работу бурового оборудования.— Затем добавил:— Но мирные полеты любые хороши.— Казанцев кивнул в сторону соседней взлетной полосы. Там замер пузатый и пятнистый транспортный самолет ФРГ. Рядом с черным крестом и военной геральдикой на фюзеляже, по которым можно даже определить подразделение бундесвера, откуда прилетела машина,—

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?