Вокруг света 1987-10, страница 12

Вокруг света 1987-10, страница 12

В позапрошлом и особенно в прошлом веке книги о путешествиях, рассказывающие о быте (удивительном) и нравах (странных) неизвестных далеких народов, были наиболее распространенным чтением. Но тогда казалось, что открытие мира — прерогатива европейцев, и поэтому удивительность и странность соразмерялись со всем привычным для белого человека, который настолько был уверен в единственной правильности и нормальности своего образа жизни, что стремился распространить его по всему миру. И к сожалению, в этом преуспел.

Неевропейские народы представали лишь объектом этнографического или географического исследования. Поэтому когда в середине 60-х годов нашего века первые японские этнографические экспедиции направились в Голландию и Скандинавию, это слегка шокировало местную общественность: «Что мы, папуасы какие-то?»

А чем, собственно говоря, мы менее интересны, скажем, для тех же папуасов, если они посмотрят на нашу « I жизнь со своей точки зрения?

Народы пробудившейся Африки тоже хотят увидеть мир своими глазами. И несомненно, увидят массу таких 4 Л ■ вещей — важных и интересных для них,— которые ес-

• i * тественным образом ушли от глаз европейца. Тэтэ Ми

шель Кпомасси — один из таких путешественников.

В. ЗАДОРОЖНЫЙ

ВШшОШЕ

ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК

В ШШ

ПЕРВЫЙ МАТАК

Когда «Мартин С.» причалил к пристани, на нее высыпала добрая половина четырехтысячного населения Кагортога. Название поселка переводится с эскимосского языка как «Белый». В плохие годы здешняя бухта по десять месяцев бела и несудоходна из-за льдов, сгоняемых течениями и ветрами и с востока и с запада. Четыре сотни дощатых домов на каменных основаниях разбросаны под горой и смотрелись бы скучно, не будь они покрашены в разные цвета.

Тэтэ Мишель Кпомасси в волнении отошел от иллюминатора, поправил пуловер, сунул руки в карманы ' незастегнутого пальто и поднялся на палубу.

Сотни глаз вперились в него. Гомон тут же стих. Гренландцы вглядывались в приезжего, позабыв о других сходящих по трапу пассажирах.

Кпомасси ступил на причал. Самые маленькие дети вцепились в полы маминых пальто, ребята постарше жались к отцам, вскрикивая: «Тор-нассоук! Торнассоук!» Отцы не очень уверенными голосами успокаивали их: нет, это не злой горный дух, это просто... ну, просто черный человек.

Преодолев первый шок, родители Адама, попутчика-эскимоса, приехавшего в отпуск из Швеции, где он работал поваром, приняли Кпомасси очень тепло. Только свободного угла у них не нашлось, и Адама послали по соседям.

Вскоре он вернулся, сконфуженный.

— Как,— огорчился Кпомасси,— никто не хочет приютить меня?

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?