Вокруг света 1989-03, страница 13




Вокруг света 1989-03, страница 13

советские песни, причем многие из них знали и подпевали финские друзья и их дети

Постоянный декламатор на наших встречах Хейкки Рапо читал стихи писателя периода неоромантизма Алексиса Киви «Страна Суоми»:

Там в тысячах озер всегда Ночная светится звездаг Там кантеле звенит струной И сосны в золотом песке Звенят вблизи и вдалеке: Вот здесь Суоми, край родной!

Меня не покидало странное чувство нереальности происходящего: еще перед глазами крутились суперсовременные машины на предприятии, где мы были днем, а сейчас - молчаливый, темный лес, деревянный дом со старинными люстрами, полный музыки и света, спокойные танцы на узорном паркете...

И вот, разглядывая картины в гостиной, бронзовый барельеф композитора Куула, я прочитал снова название «Хоровое общество». Просто в сознании никак не укладывалось, что это не мертвый музей композитора, а насыщенный жизнью центр культуры, очень подходящий национально-романтической окраске творчества Тойво Куула. Хорошее дело предприняли высшая техническая школа и ее хор, выкупив этот замечательный дом, овеянный старыми культурными традициями, взяв над ним опеку и не закрыв его гостеприимные двери на замок, как ато иногда происходит с усадьбами знаменитых творцов...

Еще у входа в дом композитора мы познакомились с семьей Хейккине-нов, «папой» Вейкко и «мамой» Туу-ла, пригласивших нас на ночлег. Так как у хозяев машина отсутствовала то поеха\и мы вдвоем с медиком и экологом Олегом Чарыевым на ста

ренькой малолитражке, дребезжащей всеми частями. Вез нас Юни Марьюмоки, бывший студент, а ныне безработный, мечтавший снова учиться на философском факультете. Из-за нехватки средств эта мечта пока оставалась недостижимой, так же как и женитьба на юной гимназистке, сидевшей с ним впереди. Но Юни не унывал, приглашая нас на праздники в Финляндию, уверяя, что к тому времени все образуется. В дороге он рисовал завлекательные картины, как скоро в деревнях, на Аландских островах будут праздновать Иванов день, сохранившийся еще с языческих времен. Разведение костров, обрядовые игры, гадание, высокие шесты, украшенные цветами и листьями — в домах обязательно березовые ветки — весь праздник олицетворяет надежду на богатый урожай, благополучие.

При всей вере в грядущее благополучие было заметно, что не только Юни, но и нашим хозяевам Хейкки-ненам приходится весьма экономно распределять расходы своего семейного бюджета. Их небольшая квартирка в обычном доме стиит миллион марок, недешева и бытовая техника. И квартира, и вообще все в доме — хотя на первый взгляд там нет лишних вещей или каких-то признаков роскоши - - куплено в рассрочку. Между тем банковский заем дается под двенадцать процентов, так что в месяц только за квартиру приходится выплачивать более тысячи марок. Недешево стоит содержание маленьких Вилли и Женни, которые уже спят, пока взрослые обсуждают разные проблемы на кухне за бутылкой пива.

Сам Вейкко, служащий городского муниципалитета, занимается социальными вопросами, рассказывает о том, что в Лаппенранте трудно устроиться на работу, а в Хельсинки жить

дороже, да и не хочется многим отпускать далеко молодежь из дома. Его жена Туула работает физиотерапевтом в доме инвалидов, так что ей хорошо известна изнанка жизни, бедствия людей, выброшенных из привычной колеи.

— Нелегко рабочим бороться за свои права, особенно на крупных предприятиях,— вступает в разговор молчавший до сих пор лобастый плотный человек, друг наших хозяев, Эркки Каупинен — секретарь городской коммунистической организации.— Хотим в ближайшее время выпускать свою газету — легче будет ставить острые вопросы, добиваться ответа на них. Моя жена, работающая на заводе концерна «Партек», все время жалуется на сильное загрязнение воздуха. Каждый день взрывы в карьере неподалеку от цехов поднимают горы известняка — никакие маски не спасают. А за вредность не платят.

— Действительно, установленные на финских предприятиях нормы вредных выбросов в окружающую среду учитывают в первую очередь технологические возможности производства, а не их влияние на здоровье рабочих,— добавляет Олег Чарыев,— на ТЭЦ нам сообщили о высоком проценте задержки серы. Казалось бы, хорошее дело. Но в чем тут причина? Очень просто — это выгодно фирме: серу можно продать. А меры, требующие больших затрат по борьбе с другими загрязнителями окружающей среды, откладываются. У нас в стране в зависимости от вредности тех или других цехов установлены социальные льготы. Конечно, вашим рабочим за них надо бороться...

Ранним утром нас разбудил детский смех: две забавные рожицы с прямыми соломенными волосами заглядывали в комнату. Провожать отправилась вся семья, а Вилли и Женни всерьез пытались помочь нам тащить рюкзаки.

На набережной гавани, у поставленного на вечный причал парусника «Принцесса Арманда», переделанного в пивной бар, собирались провожающие. Вейкко обещал прислать свежий номер новой газеты с описанием всех экологических бед , а Женни совала мне в карман какое-то свое любимое лакомство на палочке. Сияло солнце, все трогательно прощались, не хватало только духового оркестра, хотя кто-то, кажется, вдали играл на аккордеоне. Поодиночке мы выдирались в жарких брезентовых куртках из нарядной толпы глазеющих и опускались в длинные сигарообразные лодки. Пока гребцы разобрались с четырнадцатью веслами, нашу красивую коричневого дерева лодку отнесло, на радость публике, на середину гавани к сверкающему фонтану, который окатил всех водой. Но вот уключины заскрипели, и две узкие лодки вынеслись из гавани.

Впереди открылись просторы сай-менского озера.

(Окончание следует)

и



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Люстры в деревянный дом

Близкие к этой страницы
Понравилось?