Вокруг света 1989-07, страница 43




Вокруг света 1989-07, страница 43

Следующая встреча Козлова с далай-ламой произошла 23 февраля 1909 года в тибетском монастыре Гумбуме. Предложение правителя Тибета совершить путешествие в Лхасу и исследовать «дикие, девственные уголки как в отношении природы, так равно и населения», принесло Петру Кузьмичу истинную радость. Однако попасть в Лхасу Козлову не удалось.

В 1910 году неожиданно обострились тибетско-китайские отношения. Далай-ламе во второй раз пришлось спешно покинуть Лхасу — теперь уже бежать в Индию. Лишь через год он смог вернуться в свою столицу. В 1913 году, когда тибетская экспедиция Козлова была утверждена, ее осуществлению помешала мировая война. Потом произошла Октябрьская революция. Ее Петр Кузьмич Козлов принял без колебаний и сомнений. Однако для империалистических держав, контролирующих полуколониальный Китай, он стал уже теперь «красным». Великобритания продол-

Страница из «Книги для гаданий», обнаруженной в знаменитом субур-гане. Иероглифическая надпись содержит определения счастливых и несчастливых дней месяца, составы некоторых лекарственных снадобий (публикуется впервые).

Фото из архива семьи Козловых.

жала охранять свой приоритет в Тибете. В силу всех этих причин Пекин долгое время не давал для Монголо-Тибетской экспедиции разрешение на прохождение ее по китайской территории. Подготовка экспедиции завершилась к началу лета 1923 года, но ее выезд был задержан до июля из-за некоторых формальностей.

Значимость предстоящего путешествия хорошо понимали и наши журналисты, попытавшиеся взять интервью у знаменитого исследователя Центральной Азии. Безымянный рукописный черновик одного из них сохранился в архиве путешественника. Петр Кузьмич к газетной шумихе относился с изрядной долей скепсиса. Многолетний опыт путешественника научил его быть осторожным в высказываниях. Но в Московском Доме ученых 11 июня 1923 года его настигли репортеры, и он отвечал журналистам с той степенью правдивости, в которой неискушенные трудностями путешествий газетчики не сразу смогли уловить иронию, граничащую с некоторым подвохом. Не могли наперед они знать, что не только вооруженные «романтические» столкновения с азиатскими племенами представляли опасность для жизни сотрудников, но и сильные ночные морозы в юрте, когда волосы примерзали к подушке; и незадачливые монгольские собаки, тайком съедавшие все припасы; и лавовые лабиринты. А быстрые горные реки? Через них много раз приходилось перебираться, зачерпывая воду сапогами. -- всего лишь ради одного-

двух снимков, могущих представить научный интерес...

«— Ныне исполняется мое заветное желание: с 1889 года, неотступно исследуя Тибет, дважды получив счастье не только видеть владыку сотен миллионов буддистов на земле, но и жить с ним под одной кровлей, соединив наши души нитями сердечной симпатии,— ныне я отправляюсь на Восток и надеюсь увенчать все мои прошлые труды полным исследованием этой фантастической страны,— отвечал П. К. Козлов журналистам.

— Каковы предстоящие трудности?

— Трудно ли? Нет, не очень: через пропасти даже перекинуты мосты из каната, по которому скользит корзина, и один человек перелетает на другой край... Даже больше. эти мосты чинятся, когда кто-нибудь с прогнившим канатом слетает в пропасть. Только невероятными усилиями железных тибетсов удается укрепить новый канат и корзину...

— Странно, зачем человек забрался в эти горные выси и что там охраняет так ревниво?

— Как ревниво охраняются тайны Тибета, для вас должно быть ясно при воспоминании о смерти ехавшего через Сычуань в Индию английского путешественника Брука, которого убили, думая, вероятно, что он узнал более, чем дозволено...

— На основании каких данных думаете вы, многоуважаемый Петр Кузьмич, что теперь все тайны Тибета могут быть освещены вами для науки?

С ласковой улыбкой вынул маститый путешественник лист чистой бумаги и показал его•

— Это — символ будущего. Сюда еще не вписано ни строчки. А я люблю говорить и писать лишь о сделанном...»

Журналисты не подозревали, что коснулись самой больной темы: не только завершить экспедицию, но и окончить дело всей своей жизни Козлов намеревался в Лхасе. Однако произошло все совсем не так, как он предполагал. И хотя со стороны Тибета никаких препятствий не чинилось, теперь уже Китай не разрешил переход по своей территории. И Козлову пришлось ограничиться исследованиями в Монголии Отчет об этой экспедиции был опубликован в 1928 году. Но...

В один из вечеров, в который раз уже разбирая архив Петра Кузьмича, я обнаружила развернутые тетрадочные листы в клетку, исписанные хорошо знакомым мне уже убористым почерком. В рукописи было много исправлений, карандашных пометок, да и за давностью лет выцветший текст читался довольно трудно. Однако вскоре я поняла, более или менее разобравшись в записях, что среди опубликованных Козловым материалов ничего похожего нет.

Да, найденные в архиве путешественника страницы рассказывали о Монголо-Тибетской экспедиции.

Окончание следует

41

ЩТ " ijt

ij^^T Ji

аяь А



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?