Вокруг света 1991-01, страница 29

Вокруг света 1991-01, страница 29

ели!

Мы вновь встречаемся на страницах нашей рубрики. Новый год хотелось бы начать с рассказа о крупнейшем событии прошлого года в мире фантастики — Конфикшн, Всемирной конвенции научной фантастики, состоявшейся в Гааге в конце августа.

...Гигантский Центр конгрессов (аналог нашего Дворца съездов). Заполнившие его пять или шесть тысяч — когда я уезжал, точная цифра еще не была известна — человек; любители фантастики, писатели-фантасты, художники-фантасты со всего света. Семнадцать больших и малых залов, аудиторий, террас, в которых с утра до вечера шли встречи, дискуссии, семинары, выступления, беседы, какие-то не совсем понятные, в терминологическом отношении, сходки (что подумать, когда видишь объявление: «Сегодня в аудитории «Ван Гог» в 12.00 countdown на тему «Мир будущего: бегство и спасение»! —■ countdown по-русски означает «обратный отсчет времени»), шоу, театрализованные представления, игры, совместные чтения рассказов... С утра до вечера — показ фантастических фильмов в кинозале. И несколько видеозалов с программами фантастики.

И так все шесть дней и ночей.

А вот некоторые темы дискуссий и бесед (без всякого выбора — просто по программе). «Как основать журнал научной фантастики». «Как не растеряться на вашей первой Всемирной конвенции». «Безопасный секс и ф»н-одиночка». «Пришельцы против солипсистов». «Мораль ужаса». «Электронное будущее». «Биохимическое будущее». «Глобальное будущее. Планета! Забудьте о ней». «Человечество в третьем тысячелетии». «Волшебство». «Искусственный интеллект: демоническая одержимость». «Альтернативная история». «Давайте создадим новую религию». «Наступит ли новый золотой век!» «Крах и гибель коммунизма». «Можно ли стать миллионером, сочиняя фантастические рассказы!» «Модифицированный человек: киборги и нанотехнология». Сколько я назвал тем! 17! А программа предлагала четыре с половиной сотни (!) событий дискуссионного, культурного и развлекательного характера.

Не надо забывать и о маскарадах и карнавалах. Для них были отведены определенные часы и места, но по коридорам и помещениям Центра конгрессов все время бродили веселые монстры, пришельцы, сексапильные — и даже весьма — звездные принцессы и вообще непонятно кто (мне, например, то и дело попадался анемичный французский ф»н, весь увешанный гофрированными трубками).

И наконец, апофеоз! Вручение премии «Хьюго» — высшей премии в мире фантастики: отполированная металлическая ракета, стоящая на стабилизаторах на подставке. Помню напряженное ожидание зала. Помню искусное нагнетание «того напряжения: ритуал предполагал вручение наград в самом конце. Помню бурю аплодисментов и помню тонкую ироническую усмешку одного из награжденных —* Роберта Силверберга (о, это уже не первый — четвертый! — «Хьюго» в его руках).

Дни неслись галопом, но ведь надо было еще находить время для общения, для разговоров с писателями — старыми и новыми знакомыми. И это время как-то находилось. Потому что невозможно было пройти мимо Гарри Гаррисона. Или Джо Холдемана. Или упомянутого уже Роберта Силверберга. Джо Браниера... Брай-она Олдисса...

А с Норманом Спинрадом мы и вовсе виделись каждый день на заседаниях Всемирной ассоциации писателей-фантастов — ежедневная встреча этой организации проходила параллельно с Конфикшн, что превращало бег дней уже в немыслимую скачку.

Вот и прозвучало имя автора нынешнего рассказа —• Норман Спинрад. Увы, оно мало что говорит читателю — на русский язык было переведено лишь несколько рассказов этого писателя. Советские фэны, правда, знают Спинрада хорошо: по стране гуляют в самиздатовских переводах его романы «Агент Хаоса», «Железная мечта», «Песни со звезд» и прочие. А уж в мире зарубежной фантастики Норман Спинрад более чем популярен: президент Всемирной ассоциации писателей-фантастов, в недавнем прошлом — президент Американской ассоциации писателей-фантастов, блестящий фантаст, тяготеющий к жесткой прозе, автор десятка с лишним романов, множества рассказов (один из них — ранний — мы сегодня и предлагаем), эссе о научной фантастике, составитель нескольких сборников, лауреат премий «Аполло» и «Юпитер».

Норману Спинраду 50 лет. Сейчас он живет в Париже, куда переехал, чтобы работать над новым романом, в котором хотел бы воплотить свои представления о ближайшем будущем человечества. Роман закончен осенью прошлого года, но еще не опубликован. Называется он «Русская весна».

На этом пора закончить столь утомительно длинную врезку и предоставить вам, читатели, возможность познакомиться с одним из лучших, на мой взгляд, американских фантастов.

Всегда ваш -Виталий БАБЕНКО, ведущий рубрики

ся Тисон. Когда он чувствовал, что нечто где-то здесь, рядом, его переполнял страх, ибо то, что ждало у черных скал, принадлежало реальности не больше, чем сам Тисон.

Мысленно стуча от страха зубами, которых не было, как, впрочем, не было и всего остального тела, Тисон еще ближе придвинулся к утесам. Когда он перемещался, желтый песок струился, будто под ногами идущего человека, хотя, находясь в Местах, Тисон никогда не имел ног. Казалось, его «я» неразрывно связано с телом, но ведь само тело оставалось далеко, очень далеко...

Он снова переместился в направлении утесов, двигаясь медленно, подобно лодке, плывущей не по воде, а по вязкому тягучему сиропу. Страх усиливался.

И тут песок стал таять, словно скрываясь в тумане. Черные скалы начали испаряться, превращаясь в клубы черного дыма. И сам дым уже рассеивался...

Затем — темнота, пустота и вихри, крутящиеся во всех направлениях сразу...

Барт Тисон ощущал мягкий поролон кушетки под безвольным телом, легкие покалывания в теле. Возвращались чувства.

Он открыл глаза. Над ним зависло вытянутое обеспокоенное лицо Ярмолинского.

— Ты в порядке, Барт? — по привычке произнес Ярмолинский.

— Конечно, Ральф,— ответил Тисон и улыбнулся, осознав, что может управлять мышцами лица.— Ведь пока еще Путешественники не терялись, а?

— Нет. Пока еще...— сказал Ярмолинский, лукаво улыбаясь.

Отъявленный пессимист Ярмолинский давно уже стал

«Neutral Ground» by Norman Spinrad from «The Magazine c. Fantasy and Sciene Fiction». © 1966 by Mercury Press, Inc. © Перевод с английского «Вокруг света», 1991 г.

у сотрудников Проекта объектом шуток. Да он и сам, случалось, посмеивался над собой.

— Бодрее, Ральф,— сказал Тисон.— Рано или поздно это произойдет. Мы еще доставим тебе массу хлопот.

Теперь Тисон обрел полный контроль над телом. Он приподнялся и сел на край кушетки. Затем поболтал ногами, проверяя, как они слушаются.

— Что на этот раз? — спросил Ярмолинский, включая магнитофон.

— Ничего особенного,— ответил Тисон.— Красные тучи, желтая пустыня, черные скалы. Никакой растительности, никакой жизни вообще...

— По описанию похоже на Место, куда в прошлый раз попал Джек, хотя уверенности, конечно, нет.

— Ральф...

— В чем дело, Барт? — спросил Ярмолинский, заметив, как внезапно потемнело лицо Тисона.

— Оно снова там было,— тихо ответил Тисон.

— Ты что-нибудь видел?

— Нет.

— Слышал?

— Там никогда ничего не слышно.

— Запах? Вкус? Что-то еще?

— Нет! — дернулся Тисон.— Черт побери, Ральф, просто оно там было. Я, Место и оно. Чтобы понять, нужно самому стать Путешественником. Мне ясно одно: это нечто — не часть меня и не часть того Места. Вот все, что я могу тебе сказать, ибо это все, что я знаю.

— Чем оно может быть? У тебя есть какие-нибудь соображения?

— Зануда чертов! Мы даже не знаем, что такое Места! Планеты? Другие измерения? Иное время? Какой смысл предполагать, чем может быть оно?

— Успокойся, Барт. Ты ведь знаешь, все возвращаются. Наверное, у тебя это просто проявление какого-то побочного эффекта.

— Нет, Ральф, тут что-то другое. Послушай, я проделал тридцать шесть Путешествий. Тридцать два из них —

27

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Силверберг техника молодежи

Близкие к этой страницы
Понравилось?