Вокруг света 1991-07, страница 59

Вокруг света 1991-07, страница 59

ж

В ЧЕМ СОЛЬ?

Дефицит поваренной соли в наших магазинах — это, конечно, результат бесхозяйственности, нерадивости и еще множества экономических и внеэкономических причин, никак не связанных с распространенностью в природе хлорида натрия. Однако с каменной солью на нашей планете дело обстоит действительно не так уж просто. Это касается и прошлых эпох, когда соль ценилась иа вес золота, и нашего времени. Одни месторождения истощаются, другие становятся нерентабельными. В одних странах с солью густо, в других — пусто. Кто знает, может, наша общечеловеческая страсть к расходованию не-возобновимых ресурсов приведет (если ее не остановить) к тому, что в будущем поваренная соль —этот распространеннейший и необходимейший продукт — вновь станет цениться наравне с золотом и мехами. Симптомы тому налицо. Вот, например, Боливия — страна, не очень богатая галитом — каменной солью. Добыча ее ведется открытым способом, причем в основном, как и сотни лет назад, вручную. Рабочие в соляных копях Кол-хани выламывают глыбы галита и грузят на тяжелые трейлеры, которые мчат обильно политую потом соль за двести километров — в столичный город Ла-Пас. Впрочем, почему «рабочие»? Правильнее сказать — работницы. Увы, по здешним, достаточно странным для нас традициям, большая часть этой непосильной работы ложится на плечи женщин. Недаром в Колхани существует малопонятная в других краях поговорка: «женские слезы не соленые», имеется в виду, что вся соль уходит с потом и снова становится солью, только каменной.

ЛЮДИ ДЛЯ ПАРКОВ...

Приращение национальных парков и заповедников на нашей планете не может не вызывать радости. Каждый новый парк —это еще один сохраненный уголок природы, спасенные виды животных и растений, пример для современников и наследие для потомков. Однако не везде жизнь национальных парков протекает гладко — где свирепствуют браконьеры, а где и сама дирекция ведет себя не лучшим образом, забывая об интересах местных жителей, упуская из виду, что запо

ведник — не просто участок дикой природы, но местообитание людей. Например, нелегкая ситуация сложилась в Восточной Африке. Некоторые народы —в частности, масаи —все с большим скептицизмом относятся к национальным паркам, не без основания считая, что благородные природоохранные идеи порой вырождаются, и заповедники превращаются в охотничьи угодья для богатых европейцев и американцев, любителей сафари. Разумеется, валютные поступления, разумеется, оживление торговли, но... Вот мнение одного из масайских вождей: «Стратегию агентств по охране дикой природы вполне можно назвать античеловеческой, потому что они никак не могут осознать — выживание дикой природы прямо зависит от сохранения культуры и традиций коренных народов».

...И ПАРКИ ДЛЯ ЛЮДЕЙ

К счастью, все не так трагично, и коммерциализация национальных парков пока еще не повсеместна. Вселяюшим надежды примером может служить Коста-Рика — страна, десять процентов площади которой занимают национальные парки или охраняемые территории. Насколько известно, конфликтов здесь между местными жителями и дирекциями парков до сих пор не наблюдалось, а программа сохранения дикой природы, принятая в Коста-Рике, считается самой эффективной во всем тропическом поясе. Крохотным свидетельством благополучия коста-риканского тропического леса может служить наша фотография, на которой запечатлена змея со звучным названием —цепкохвостый ботропс Шлегеля — красивое, опасное и весьма редкое пресмыкающееся.

СТРЕЛЫ ДЛЯ ОРАНГ-АСЛИ

Любопытное впечатление, наверное, оставляют у приезжего городки, затерянные в горах Малайзии. Воз* например, Тамах-Ра-тах, «главный город» нагорыгКамерон, лежащего к северу от Куала-Лумпура. Весь Та-мах-Ратах — это, в сущности, одна длинная узкая улица — дешевые китайские гостиницы, ресторанчики, крепко пахнущие кэрри,

ВОКРУГ

_света_

стенды с американскими журналами трех-четырехмесячной давности, тесные лавчонки, где можно купить индонезийский батик, коллекции умопомрачительных бабочек, наколотых на булавки, и, наконец, уникальное оружие — безобидные на вид духовые трубки с набором стрел, смоченных смертельным ядом...

А в нескольких часах ходьбы от Тамах-Ра-таха живут люди, которые до сих пор охотятся именно с такими трубками. Это оранг-ас-ли, народ меланезийского происхождения, много столетий назад заброшенный в местные горы миграционными волнами с Суматры.

Оранг-асли живут в бамбуковых хижинах по берегам горных ручьев, торгуют помаленьку изделиями из ротанга, поклоняются деревьям (и ротанговой пальме в том числе), мужчины охотятся на мелких птиц и крыс, в которых безошибочно попадают короткими стрелами из духовых трубок. Иного оружия охотники оранг-аслн не признают — оно дорогое, сделано из неприятного холодного металла, а привычные бамбуковые трубки всегда под рукой...

САФАРИ ДЖ. IllАЛЛЕРА

Северо-западная часть Тибетского плато — засушливое высокогорье, где нет пока ни особых населенных пунктов, ни явных примет цивилизации. Вид этот уголок имеет такой же, как и сто, и, наверное, тысячу лет назад.

Китайское правительство и Джордж Шал-лер от души надеются, что это статус-кво сохранится и в дальнейшем. Джорджа Шалле-ра нет нужды представлять читателям: в «Вокруг света» появлялись его материалы, в нашей стране выходили книги; этот крупнейший биолог посвятил свою жизнь спасению слонов, снежных барсов, львов, горилл, гигантских панд н прочих животных. В последние годы Шаллер много ездит по свету (впрочем, он путешественник, что называется, по жизни), выяснял, какие уголки природы особо нуждаются в защите. Вот такой уголок и нашелся на Тибетском плато на высоте четыре с половиной километра — примерно 260 тысяч квадратных километров^территории, служащей родным домом для диких яков, снежных баранов, тибетских Догелей оронго, диких ослов...

- Популяция слонов есть и в Африке, и в Азии, — говорит Шаллер.— Им всем угрожает опасность, но если исчезнет одна, останется другая. Однако эта пустынная равнина — последнее прибежище на всем белом свете для многих тибетских животных...

Рис. В. ЧИЖИНОВА

57

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?