Вокруг света 1996-11, страница 28

Вокруг света 1996-11, страница 28

Исторический розыск

О Константине Александровиче Вяземском я впервые узнал из книги дипломата-арабиста Татьяны Мусатовой, посвященной истории российско-марокканских дипломатических отношений. Перед поездкой в Марокко, в поисках темы съемок для «Клуба путешественников», я прочитал эту книгу, а затем познакомился и с ее автором. Татьяна призналась мне, что ее тоже заинтересовала судьба этого русского путешественника, который первым из наших соотечественников добрался до внутренних районов Марокко в конце прошлого века. Она наткнулась на упоминание о князе, когда изучала дипломатические архивы, пытаясь собрать хоть какие-то сведения о нем. Но специально этой темой Татьяна Мусатова не занималась, и она великодушно благословила меня на самостоятельные поиски.

Спустя месяц, когда наша творческая группа вела видеосъемку в Марокко, я пытался взглянуть на эту удивительную страну глазами князя Вяземского и во время долгих переездов по выжженным солнцем каменистым равнинам в районе Марракеша, Адагира и гор Верхнего Атласа не выпускал из рук книгу Мусатовой с выдержками из путевых заметок русского путешественника. Чем больше я сравнивал текст с картинами вокруг, тем интереснее и ближе становился мне сам Вяземский...

Дело в том, что из всех своих путешествий я сделал один вывод, который, должно быть, покажется парадоксальным: настоящее путешествие — это прямой путь к одиночеству. Когда ты возвращаешься, то рядом оказываются люди, которые не могут разделить твои воспоминания просто потому, что они не были с тобой там и тогда.

Таким — одиноким странником — был и русский князь Константин Вяземский, о котором, увы, почти ничего не известно. Не сохранилось ни одного его портрета — ни фотографического, ни рисованного. Ничего. Сведения о нем пришлось собирать повсюду, но все они были отрывочны, довольно противоречивы и никак не желали выстраиваться в единую стройную картину. Образ героического первопроходца из Вяземского никак не получался. Все больше выходил ироничный, но без сарказма, хорошо образованный, с прекрасными манерами, в силу внутренних причин странствующий по белу свету денди, образованный

Большинство из нас будет забыто уже через поколение. Но каждой эпохе присущ необычный характер, который как бы странствует из века в век, из страны в страну. Такого человека не воспринимают современники, смерть егопроходит незамеченной, а память о нем быстро стирается даже у людей близких ему. И вдруг, по прошествии десятилетий, когда никто даже не может указать, где находится могила этого человека, из старых журнальных статей размытых строчек в выцветших письмах он неожиданно предстает перед нами столь привлекательный своей неординарностью в наш прагматичный век...

аристократ — «глоб-троттер»1, благо что это словечко было в ту пору в моде.

Константин Александрович родился в 1853 и скончался в 1909 году. Он относился к той ветви княжеского рода Вяземских, которые были связаны с Тульской и Владимирской губерниями. Князь успешно окончил Пажеский корпус, но служить не стал и выбрал себе другую судьбу. В своих заметках, напечатанных в «Русском обозрении» в 1895 году, он так объясняет свой выбор:

«Я задумал свои экскурсии вовсе не для того, чтобы удивлять почтеннейшую публику, а просто потому, что цель своей жизни полагаю в путешествиях. У всякого свой вкус: кто гонится за чинами, кто стремится к наживе, а кто, вот как я, изучает земной

шар в его разных частях со всеми особенностями. Я не новичок в деле странствования. Побывал кое-где, уже не говоря о Европе, которую я исколесил по всем направлениям, я побывал в Азии, побывал и в Африке. Путешествую я по большей части верхом по той простой причине, что если захочешь заехать в глубь страны, где только и можно увидеть нечто оригинальное, самобытное, то других способов передвижений нет».

Князь попытался приспособить к путешествиям велосипед, но быстро отказался от этой идеи: «эта игрушка нуждается в гладкой, ровной и твердой почве, почти нигде не встречающейся». А вот морские прогулки князь и вовсе не переносил: «Ездить2 по морю и приставать в портах не имеет

1 От английского «globe-trotter» — человек, много путешест вующий (Здесь и далее прим. ред.).

Сохранен глагол, употребленный автором. Обычно же по морям либо плавают, либо ходят.

32

ВОКРУГ СВЕТА

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?