Юный Натуралист 1971-04, страница 39

Юный Натуралист 1971-04, страница 39

38

Кругом зеленая непроходимая стена. Только кое-где среди этих буйных зарослей видны тропы, пробитые дикими кабанами. На каждом шагу встречаются неторопливые черепахи, ярко-зеленые ящерицы, ленивые толстые желтопузики. Днем весь лес наполнен птичьими голосами, пением цикад, а вечерами, когда умолкают птицы, начинают свои концерты шакалы.

Видел я царь-дерево этих джунглей — тополь-белолистку с красивыми серебристыми листьями. Чтобы обхватить его гигантский ствол, восемь человек должны были взяться за руки. Огромные стволы тополей сплошь оплетены кавказским плющом. Его стебли так плотно срастаются с корою дерева, что их трудно отрубить топором. Местные жители метко называют плющ удавом. Как могучие змеи, опутывают лианы деревья и густо разрастаются в кроне, образуя гигантские шапки, которые остаются зелеными круглый год.

Осенью на плюще созревают черные ягоды, и всю зиму кормятся ими прилетающие сюда на зимовку голуби.

Большие стаи вяхирей и клинтухов с шумом слетают тогда с вершин тополей, украшенных вечнозелеными листьями плюща.

Но самая главная лиана караяз-ских джунглей не плющ, а сассапарель, или павой. Здесь называют ее очень удачно — ланцетник. Стебли павоя усеяны крупными шипами, которые разрезают кожу, рвут одежду, как острый скальпель-ланцет. Сассапарель оплетает и деревья, и кусты, порою стелется по земле и образует заграждения, как из колючей проволоки. Пройти через такие заросли невозможно. Особенно любит эта лиана оплетать упавшие стволы и высокие пни.

Колючек в Караязском лесу вообще великое множество. Вьющиеся стебли местной ежевики — ожины —

усеяны колючками, щетинятся иглами ветви лоха, боярышника, терна, держидерева. Очень страшны колючки у гледичии. Это крупное дерево выпускает их не только на ветвях, они растут даже на стволе, причем ветвятся, как оленьи рога, и такие острые и крупные, иногда до полметра длиной!

А какое великое множество здесь плодовых деревьев и кустарников! И дикая слива алыча, и яблоня, и груша, и мушмула, и кизил. Даже грецкий орех, абрикос и айва растут вместе с дикими деревьями, потому что их плоды разносятся зверями и птицами, да и люди помогают расселению.

Когда-то здесь сажали американскую белую акацию робинию. Стволы этого дерева использовались как опоры для виноградников. А теперь эта быстрорастущая акация распространилась сама по себе, как и тутовое дерево шелковица, плодами которой питаются кабаны и фазаны.

Обезьян и слонов в Караязском лесу, конечно, нет, но еще совсем недавно водились здесь барсы.

Берега Куры, мелкие озера кишат болотными черепахами. Здесь гнездятся водяные курочки, а на зимовку сюда прилетают утки, цапли.

Бывал я здесь и суровой зимой. В тот год Закавказье засыпало снегом, странно было видеть лиановые джунгли, покрытые сугробами. Зимующие здесь дрозды, зяблики, зарянки погибали от голода и морозов. Озера в Караязской степи замерзли, и тысячные стаи уток, сотни белых цапель, черных караваек и куликов перелетали на Куру. Люди в ту холодную и редкую для Закавказья зиму старались помочь зверям и птицам, подкармливали их.

Оказывается, чтобы увидеть джунгли, вовсе не обязательно ехать на Амазонку!

Ф. ШТИЛЬМАРК,

кандидат биологических наук

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?