Юный Натуралист 1971-08, страница 52

Юный Натуралист 1971-08, страница 52

54

на земле что-то начало шептать и всхлипывать. В траве, слабо булькая, побежали ручейки. Погромыхивало отдаленно и редко. Где-то теперь прятался крохотный певец?

Шепот дождя таинственно обещал земле обновление и покой.

В. ПИСКУНОВ

ПОМОЩНИК

ЛЕДА

ИГНАТА

В тот день я с рассвета был на ногах и, когда к вечеру увидел на противоположном берегу камышовые и шиферные крыши домов, очень обрадовался.

«Вот где отдохну и заночую», — решил я и ступил в воду.

Я перешел неглубокий рукав, выбрался на островок и, чтобы не тратить времени на обход, полез напрямую, через заросли. Но вскоре пожалел: острый и жесткий камыш резал, как битое стекло, а цепкие кусты облепихи исцарапали мне лицо и руки. Я хотел повернуть назад, да, к счастью, увидел просвет и вышел на чистое место.

Впереди расстилался небольшой участок, засаженный картофелем. Картофельная ботва высохла, почернела, и ее почти не было заметно. Вместо ботвы чуть ли не под каждым кустом торчали маленькие свежие холмики. «Неужели кроты нарыли?» — недоумевал я, проходя через поле.

Некоторые холмики были разворошены, и местами на них вырисовывались маленькие отпечатки следов какого-то зверька.

Мне оставалось пройти еще немного, и я опять влез в камыши, как вдруг недалеко от соседней грядки увидел притаившегося ежа.

Еж, словно серая продолговатая кочка, неподвижно стоял около маленького холмика. Время от времени этот холмик вздрагивал, и на его вершинке появлялась новая цепочка овежевыброшенной земли. Иногда вместе с землей мелькали чьи-то розоватые лапки; еж моментально приседал, сокращался в длину, колючки его топорщились и нахлобучивались до самого носа.

Никогда раньше мне не приходилось видеть охоту ежа, и я с любопытством наблюдал за ним.

Вдруг вместо лапок на холмике мелькнула длинная усатая мордочка, и в ту же секунду еж футбольным мячом взлетел на холмик. Послышался писк, фырканье, вме

сте с землей вверх взметнулось серое тельце какого-то небольшого зверька. Холмик сплющился, разъехался в стороны.

Я не выдержал и побежал: мне не терпелось узнать, какого же зверька поймал еж. Но тут меня кто-то окликнул старческим голосом:

— Эй, охотник, не мешай ему, остановись!

Я остановился, пристыженный: оказывается, за мной тоже наблюдали.

— Иди-ка лучше сюда, потолкуем... — с хрипотцой произнес тот же голос.

Я обернулся: сзади, левее меня, стоял белоголовый дед и, щурясь на заходящее солнце, отмахивался рыжим картузом от комаров-толкунцов. В желтом, выгоревшем пиджачке дед был почти неразличим с камышами. Из-под белых пуч-кастых бровей с хитроватой прищуринкой на меня смотрели два светло-серых глаза.

Через какие-нибудь пять-десять минут мы уже разговаривали с ним как давнишние приятели.

— Что же вы, дедушка Игнат, не похвастаете своими трофеями? Или нечем? — спросил я.

— Как нечем? Есть! Я без ружья «нащелкал» столько, что тебе и во сне не снилось. Вот смотри... — и он развязал кожаную сумку.

На дне сумки лежало около двух десятков небольших светло-серых зверьков с длинными усатыми мордочками.

— Ого! — изумленно воскликнул я. — Кроты, что ли?

— Э-э-э нет... Кроты, те тупорылее, темнее и меньше. Вот это голое место видишь?

— Вижу, — кивнул я.

— На этом месте росла колхозная картошка, а копать-то ее и не довелось. Напали вот эти тварюги и всю перепортили начисто! Водяные крысы это...

— И чем же вы их, капканами? — удивился я.

— Не-ет... — протянул дед Игнат. — Помощник у меня есть, он и наловил...

— Из ваших ребятишек кто? —- спросил я.

— Не угадал, — прищурился дед. — Да ты ж его видел и бегал за ним...

— Неужели еж!

— Он самый... — довольно заулыбался дед.

Я взглянул на его улыбающееся лицо и не поверил: подумал, что он шутит. А когда сказал ему об этом, дед даже обиделся.

— Какие там шутки! — проворчал он сердито. — Пока мы с тобой здесь разговариваем, еж там еще их штук пяток изловил. Домой пойдем — убедишься, — миролюбиво закончил дед.

— Как же вам его удалось приучить к

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?