Юный Натуралист 1972-04, страница 28

Юный Натуралист 1972-04, страница 28

26

оставила их вдвоем. Когда же возвратилась, Мугуру показал мне свисающую с поводка пустую шлейку — Пиппа стала рваться за мной и вырвалась. Я встревожилась: в густом кустарнике найти гепарда по следам было невозможно. Мы долго звали Пиппу. В конце концов нам так захотелось пить, что я предложила вернуться домой, напиться и потом снова продолжить поиски. Когда мы подходили к бунгало, у меня появилось странное ощущение, что за мной наблюдают. Я нагнулась и увидела Пиппу, затаившуюся в кустах. Она была счастлива не меньше меня и основательно облизала мое лицо. Поразило то, как уверенно Пиппа нашла обратный путь домой. И мне стало стыдно, что я так недооценила ее врожденные способности.

Прошло несколько дней. Пиппа перестала бояться воды. В часы отлива она с удовольствием обследовала обнажавшееся дно вокруг нескольких коралловых глыб, недалеко от берега. К сожалению, держать ее приходилось на поводке, потому что она все время норовила забраться на коралловые островки, откуда мне никак не удалось бы ее снять, если бы ей взбрело в голову остаться там во время прилива. Пиппа пыталась ловить рыбешку в мелких лужах, гонялась за соблазнительными травами и плескалась в воде. Мне так и не удалось сфотографировать ее, когда она плыла, — ведь на это она решалась, только чтобы быть со мной рядом.

Однажды на море поднялось сильное волнение. и шум разбивающихся у берега волн затих только на рассвете, во время отлива. Когда мы вышли на утреннюю прогулку, оказалось, что по всей линии прибоя нанесло огромные кучи водорослей. Пиппа, по-видимому, решила, что их воздвигли специально для нее, и принялась прыгать с кучи на кучу, причем с такой быстротой, что казалось, она летит. А так как поводок нельзя было отпустить, то и нам с Мугуру пришлось по очереди, задыхаясь, бегать вслед за ней. Мы возненавидели эти кучи водорослей так же горячо, как Пиппа их полюбила.

Всю жизнь я мечтала о ручном гепарде. Но сначала у меня появилась львица Эль-са. Гепарды по темпераменту и характеру совсем не похожи на львов. Львы общительны, открыто выражают свою любовь, постоянны в привычках, никого не боятся и ведут себя спокойно и уверенно, а гепард скрытен, всегда насторожен и напряжен и инстинктивно старается спрятаться.

Гепарды в основном питаются птицами и мелкими млекопитающими, и очень может быть, что они подражают птицам, чтобы подманить их. Но сколько бы Пиппа ни гонялась при мне за птицами, она никогда не издавала ни звука. Правда, Пиппа

просто играла с птицами, а не охотилась за ними.

Металлическое «чириканье» гепарда хорошо известно. Это звук, которым они сообщают о своем присутствии или об опасности. Защищая свою добычу, Пиппа рычит и тяжело дышит, а когда она довольна, все ее тело дрожит от мурлыканья.

У нее был уютный ящик для сна, но Пиппа даже в дождливую погоду предпочитала спать снаружи, в вольере. Мы были этому рады — значит, она все-таки предпочитает жизнь на свободе положению домашней кошки. Чтобы еще больше отучить Пиппу от дома, я перестала брать ее с собой на главную ферму, где размещалась киногруппа. Не смогла привыкнуть Пиппа и ко львам, которые жили возле Львиного лагеря. Зато на равнине Пиппа чувствовала себя по-настоящему счастливой.

Как только я выпускала ее из машины, она уносилась вдаль, упиваясь свободой. Еще ей нравились разноцветные воздушные шарики, которые я для нее приносила. Подгоняемые ветром, они плыли, приплясывая, в высокой траве. Пиппа ударяла по ним когтистой лапой — раздавался треск, и она растерянно обнюхивала жалкие остатки. Я надувала новый шар, и начиналась новая гонка.

Еще один источник развлечения — норы трубкозубов и бородавочников, около которых были свежие кучи земли, — признак, что нора обитаема, Пиппа закапывалась в них почти целиком; ее, видимо, очень привлекал их запах. При этом она совершенно не разделяла моих опасений и страхов: а что, если обитатели этих нор попытаются выяснить, в чем дело?

Но самое большое наслаждение ей доставляли стада пасшихся поблизости антилоп. Миниатюрные газели Томсона особенно занимали Пиппу. Они довольно быстро поняли, что мы — неопасные животные, и с безразличием относились к маневрам Пиппы. Как бы хитро она ни подкрадывалась к ним, скрываясь в траве, припадая к земле, они не обращали на нее внимания и паслись, деловито помахивая хвостиками. Но вот Пиппа подбирается к ним вплотную, и тогда они уносятся вскачь, а потом оборачиваются и ждут, пока Пиппа снова не окажется рядом, — только для того, чтобы повторить это издевательство. Я смотрела не отрываясь и радовалась, что жизнь с людьми не заглушила природные инстинкты Пиппы — значит, можно было надеяться, что, получив возможность поучиться, она сумеет в один прекрасный день загнать свою добычу, как любой дикий гепард.

Д. АДАМСОН

Перевод с английского

(Окончание следует)

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?