Юный Натуралист 1972-09, страница 25

Юный Натуралист 1972-09, страница 25

23

вом клюв обнимают, а лакомые кусочки деликатно преподносят друг другу.

Спят лорикулюсы, как летучие мыши: вниз головой, повиснув на ветке.

Казалось бы, попугаи однообразны: шумливые, весьма неглупые, яркие дети солнечных жарких стран. Плоды, ягоды, орехи, клубни, сочные побеги, нектар цветов — круглый год всем этим вечнозеленые леса одаривают их в изобилии. В общем, все так. Но есть и исключения. Иные попугаи живут в горах, где климат довольно суровый, со снежными зимами. Даже птенцов зимой выводят, как в наших лесах клесты. Это кеа — новозеландский «убийца овец».

Другие уподобились в некотором роде страусам, разучившись летать. Третьи — совам и козодоям, предпочтя темные ночи светлым дням.

Ночной попугай, к сожалению, почти уже истреблен в Австралии. Днем он спит, забившись в гущу колючих кустов и трав Тут же и гнездо устраивает на земле из веток и трав. Ночью пешком (летает мало) отправляется на поиски семян колючих растений, среди которых живет.

Австралийские и тасманийские наземные (или болотные) попугаи и новозеландские бегающие (какарикисы) летают очень редко, если на них нападают враги. Кормятся не в древесных ветвях, как нормальным попугаям положено, а на земле, роясь в листве ногами, словно куры. На земле строят гнезда из ветвей и корней. Иногда и на голой почве насиживают с полдюжины своих яиц. Птенцы родятся в черном пуху — маскировка вполне пригодная для торфяных болот, где живут наземные попугаи. К сожалению, эти интересные птицы почти все истреблены.

Попугай, разучившийся летать, — ка-капо. Он умеет лишь немного планировать с дерева на землю. Перья вокруг клюва и глаз какапо образуют обрамление, похожее на лицевое оперение совы. Этот попугай ведет ночной образ жизни. Пешком по тропинкам, им же протоптанным, в поздних' сумерках выходит оливково-бу-рый какапо из укрытий, где спал днем. Идет несмело, от куста к кусту крадется, как кошка. Найдет сочный лист папоротника, «грызет» его. Ягоды, мхи, грибы, корневища папоротников — весьма своеобразен в выборе сортов зелени этот вегетарианец!

В горных влажных лесах Южного остро'-ва Новой Зеландии уцелели немногие какапо. Лисы и кузу-лисы, горностаи, хорьки, куницы, крысы, кошки, собаки, ежи и прочие четвероногие, завезенные европейцами на родину какапо, грозят уничтожить последних совиных попугаев.

Небывалое случилось с новозеландским кеа. Мирно кормились эти птицы всякой зеленью и насекомыми, пока не пришли к берегам их острова большие корабли и не приплыли на них странные блеющие животные. Попугаям овцы пришлись по вкусу. Презрев вегетарианство, они быстро научились есть их живьем! Сначала кормились отбросами у скотобоен Потом приноровились сами «потрошить» мертвых овец, добивать больных и увязших в снегу. На здоровых овец ста-"и нападать: сядут на спину и рвут острым клювом сало и мясо. Овца мечется, сбросит иной раз страшного седока. Но попугай на крыльях «ее опять догоняет. Так рассказывали овцеводы. Правительство объявило премии: по фунту стерлингов за убитого попугая.

В наши дни страсти вроде бы поутихли. Исследователи Джексон и Мэрриер пытались убедиться, в самом ли деле так уж вреден кеа овцеводству.

Джексон решил, что на больных и увязших в снегу овец попугаи, возможно, и нападают. Садятся без злого умысла на спины и здоровых, а те от страха в панике иной раз и падают со скал и разбиваются. Однако подобные происшествия очень редки.

Мэрриер полагает, что в стае попугаев, по-видимому, есть несколько старых, опытных в разбое птиц, которые убивают овец. Но случается это не часто. Обычно едят кеа уже павших овец, поэтому от них, как от санитаров, выходит польза. Даже в метель бродят они по глетчерным полям, роясь клювом в снегу.

Отношения у кеа весьма своеобразные и для попугаев необычные. Молодая самка на втором году жизни подыскивает для гнезда подходящую расщелину, дыру под корнями или в стволе гниющего дерева. Нору удлиняет (иногда до семи метров), расширяет, устилает мохом и папоротником. Времени у нее впереди много: год и два длится постройка. А пока она еще не готова, какой-нибудь старый и боевой самец (уже давно женатый, и не раз!) ухаживает за ней, не обращая внимания на энергичные протесты своей старой подруги.

В июне — июле снесет она 2 -4 яйца и месяц их насиживает. Когда выйдет из норы, чтобы поесть, кавалер ее обычно уже поджидает с угощением. Выведутся птенцы — он и о них не забывает: приносит пищу, а мать раздает ее детям. Позднее он и сам их кормит. И долго: сыновей — почти три месяца, а дочерей — больше четырех: самочки еще полтора месяца живут на родительском иждивении. Мать детей бросила, а отец заботится, кормит.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?