Юный Натуралист 1978-10, страница 19

Юный Натуралист 1978-10, страница 19

Фиалнино бабье лето

Ночью был сильный заморозок — вспаханные поля покрылись коркой, а на траве лежал густой иней. Когда мы приехали на делянку, солнце уже стояло высоко и успело растопить иней. Лишь только мелкая холодная роса кое-где блестела на траве. Я шел по бледно-зеленому ковру лесной дорожки. Летом здесь было много цветов. Они уже давно отцвели, и стебли их превратились в серые былинки. И вдруг чудо (я не поверил своим глазам): увидел фиалку! На тоненьком стебельке, покрытом мелкими зелеными листочками, голубели весенние цветы. Прохладною весною фиалка, наверное, не смогла набрать сил для цветения. Но жизнь есть жизнь — и осенью после дождей, когда установилась солнечная погода, она все-таки расцвела. Только на долю ее цветения выпадало недолгое бабье лето.

А. Шкроб

Дела медвежьи

Охотники-таджики мне рассказывали, что медведи, живущие в отрогах Тянь-Шаня, при встрече с людьми раскланиваются. И хотя мне говорили об этом разные лица, я отнес такие соображения к разряду художественных охотничьих преувеличений. Но вот мне довелось самому встретиться в горах западного Таджикистана с гималайским медведем. Нас разделяло узкое ущелье, а вернее, скалистая трещина, очень глубокая, но шириной метров восемь.

Преисполненный любопытства мишка встал на задние лапы и подошел к самому краю трещины. Шерсть у него была темно-бурая, почти черная, с белоснежным треугольником на груди.

Передние лапы он скрестил на груди. Коготки на них блестели как лакированные.

Разглядывая меня, медведь переваливал башку из стороны в сторону. Стало ясно — охотники говорили правду: ведь на Востоке принято, здороваясь, прикладывать руки к груди, а отвешивая почтительный поклон, слегка склонять голову в сторону. Мой мишка поступал так же. Докажи после этого, что гималайские медведи не кланяются...

Другая встреча с медведем оказалась еще более интересной. Дело было на Таймыре, осенью. Вдвоем с приятелем мы охотились вдали от населенных мест. Видели однажды на довольно большом расстоянии бурого медведя, но ни он, ни мы решили более близкого знакомства не заводить.

Съестные припасы, такие, как сухари, крупы, мясо, до которых неизбежно добрались бы мишки, мы брали с собой в лодку. Консервы же со спокойной душой оставляли в палатке на берегу.

Но как-то, вернувшись с охоты, мы застали в нашем лагере полный разгром. Консервы оказались разбросанными. К нашей радости, они были целы, за исключением банок сгущенного молока. Все они до единой банки раздавлены, а выдавленное из них молоко тщательно слизано.

Проделать такую операцию мог лишь медведь. Ведь чтобы раздавить банку сгущенки, требовалась поистине медвежья сила. И ничего хитрого не было в том, что сладкое сгущенное молоко пришлось медведю по вкусу. Но как мишка мог из груды консервов выбрать банки со сгущенкой? Неужели у него так развито чутье? Или же таймырские медведи освоили грамоту и могут читать этикетки?

П. Рогозинский

те

Рис. В. Федорова Фото И. Серегина

3 «Юный натуралист» № 10

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?