Юный Натуралист 1979-04, страница 5

Юный Натуралист 1979-04, страница 5

3

особое. Например, даже в тяжкие годы Отечественной войны в нем не было срублено ни единого дерева, дрова шушенцы заготовляли в других местах. Сегодня бор — это составная часть мемориала «Сибирская ссылка В. И. Левина». Центр мемориала — уголок старинного Шушенского с двумя ленинскими домиками. Бережно обнесенный оградой, он является как бы селом в селе, а точнее — в городе. Потому что нынешнее Шушенское — это небольшой городок, полный зелени. И вот что во всем этом примечательно. Если уголок с домиками-музеями шушенцы стараются сохранить в том известном виде, в каком он был при Ленине, то само Шушенское они хотят сделать оазисом в знойной минусинской котловине, а бор за Шушью превратить в тайгу. Это завет Ленина. Ведь Ильич, отметив, что шушенский «лесишко» не имеет ничего общего с сибирской тайгой, тем самым как бы высказал мечту увидеть близ Шушенского лес с настоящей тенью и богатым животным миром, а не только с одной клубникой. И лес такой начинает образовываться с помощью лесхоза «Шушенский бор» и юных шу-шенцев. Он будет - тайгой. Но не дикой и непроходимой, а парковой и благоустроенной. Ученые-лесоводы из Москвы и Ульяновска разработали план ар-хитектурно-ландщафтных рубок, новых насаждений, прокладку дорожек, восстановление обмелевших озер Перово и Бутаково, где когда-то охотился Ильич. И план этот нынче успешно осуществляется.

В бору на огромной площади вырублены лишние деревья и ведутся крупные лесопосадки. Юные шушенцы только для закрепления грунта на Журавлиной и Песчаной горках посадили тысячи молодых ив и тополей. Ребятами очищены десятки больших и малых полян от лесного хлама, расселено сотни муравьиных семей.

Человек беспокоится о лесе, а лес отвечает ему дарами, среди которых самый ценный дар — умение чувствовать природу и находить в ней прекрасное. Зимой, говорят, тут можно встретить след горностая, а летом в ночную пору слушать соловья-свистуна и вздрогнуть от шакальего воя неясыти. Много зверья и особенно птиц в шушенском бору. А вот журавлей нет.

— Да, нету журавушек, — как бы угадав мои мысли, сокрушается Сережа и внимательно всматривается в одну из болотистых низин. — Вот прекрасное же болото, с бочажиной — почему бы им не сесть на него? А может быть.

надо магнитофон с записью журавлиного крика поставить здесь весной! Перелетные птицы услышат сверху и решат: «Здесь обитают наши братья. Значит, и нам можно жить!» А впрочем, магнитофон — это обман. Вот завезти бы сюда журавлиную парочку!.. Нет, тоже неинтересно. Получится, что мы насильно их поселили. А мне хочется, чтобы они сами, по своей воле пожаловали к нам.

Я не орнитолог и не знаю, что посоветовать Сереже. А он шагает и говорит, говорит, строя самые фантастические планы, каж вернуть в шушенский лес журавлей. Выходим на берег озера Перово и замечаем ленинский охотничий шалаш. Он почти точно такой же, каким я его видел первый раз в жизни лет двадцать тому назад. Только край озерной воды нынче очень далеко отодвинулся от него: мелеет и зарастает Перово озеро.

— Скоро его отремонтируют, — кивает Сережа на озеро. — И тогда здесь будет как при Владимире Ильиче.

Мальчик обходит шалаш со всех сторон, поднимает с травы обрывок целлофана, брошенный кем-то из туристов. Поднимает механически: за годы, пока он ухаживает за ленинским лесом, у него выработалась такая особая привычка — непроизвольно убирать все, что претит лесу, природе, ее первоздан-ности. Подобная привычка свойственна большинству шушенских ребят. Да это и не удивительно: они ведь живут там, где жил Человек, заложивший основы самого передового отношения к жизни, а значит, к природе.

Ленинское отношение к зеленому другу у шушенских ребят проявляется не только в лесу, но и в городе, где они проводят озеленение улиц, переулков, скверов... Особенно много посажено ими деревьев в центре села близ мемориального уголка старинного Шушенского. А сколько в Шушенском цветов! Идешь по его светлый улицам мимо современных высоких и бревенчатых изб, окруженных зеленью огородов и садов, и диву даешься.

Однако при всем этом главной заботой юных шушенцев по уходу за мемориалом «Сибирская ссылка В. И. Ленина» остается догляд за бором.

Сережа Росихин мечтает увидеть в родном лесу журавлей. Но я уверен, что журавли для него не самоцель, а лишь романтическое преддверие в большую жизнь, куда он войдет, как и сотни других здешних ребят, через причастность к великому ленинскому делу.

И. Таежный

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?