Юный Натуралист 1986-05, страница 20

Юный Натуралист 1986-05, страница 20

18

большая старинная деревня на речке Гумбарке, где жили рыбаки, а также кожемяки и скорняки, выделывавшие подошвенную кожу и овчины. Деревеньки давно нет. На берегу речки высятся новый двухэтажный дом и летний коттедж, стоит сруб еще одного строящегося дома. Здесь живет небольшой, но дружный коллектив научных сотрудников. А за Гумбаркой виднеются среди кряжистых сосенок сети, похожие на гигантские рыбацкие мережи — птичьи ловушки «ры-бачинского типа».

Рабочий день в Гумбарицах начинается рано: геоботаники Нино Нацваладзе и Татьяна Белкова уходят в маршрут, орнитолог Виктор Ковалев проверяет ловушки, замеряет и кольцует птиц, сту-дент-практикант Геннадий Девяткин уплывает на легком ботничке к бобровым поселениям.

«Хозяин» кордона — лесник Валерий Трошков. Ученые уезжают на зиму обрабатывать полученные в Гумбарицах материалы, и Валерий остается один. Лесник обычно представляется человеком пожилым и бородатым, даже «дремучим», под стать глухим урочищам в его владениях. Но Валерий, как, впрочем, и другие лесники, с которыми мы познакомились в заповеднике,— молодой, современный парень.

...Мы идем по одной из береговых приладожских гряд. Слева и справа между сосен зеленеют моховые болота с белыми хлопьями раскрывшейся пушицы.

— Вон они,— шепчет Валерий.— Вон стоят за болотом...

Пара лосей пасется в ивняке. В эту пору года сохатые безроги, и быка отличают лишь размеры, более гривастая горбатая холка да едва приметные издали, если приглядеться, пеньки растущих рогов. Мы ждем, когда Виктор со своим «оружием» зайдет наперед, и пытаемся нагнать лосей на него.

— Как легко идут! — любуется лосями Валерий.— А ведь просаживаются в мох чуть ли не на метр. Говорят, были случаи, когда лоси подрывались на засосанных болотами минах.

На ладожском берегу по утрамбованному наплеском песку — крупные когтистые следы. И рядом — маленькие, косолапые, но тоже с длинными когтями. Медведица с медвежонком.

— Свежие,— отмечает Валерий.— Вот бы снять эту парочку!

Над нами кружит орлан-белохвост, краем озера неторопливо тянет беркут. Это редкие птицы даже для заповедника. Нам повезло.

В заповеднике все неприкосновенно. Даже гадюки, приползающие к крыльцу кордона. Они сами перестали навещать двор, как только хозяин завел кур. Сразу отвадили куры гадюк от жилья!

Около трех часов дня над Гумбаркой плывет звон: это дежурный по кухне приглашает обедать. Дощатый длинный стол и врытые в землю лавки стоят, как на полевом стане, под открытым небом. За обедом общий сбор, обмен новостями. Самый юный член «бригады» — шестиклассник Антон Резвый. Он тут свой человек, проводит в Гумбарицах не первое лето. Родители его, орнитологи Ленинградского университета Сергей Павлович и Ирина Борисовна, живут в полутора километрах на границе заповедника с Карелией — на «Выселках». Антон знает птиц, умеет обращаться с ними и помогает орнитологам. Он уже определил свое будущее: «Буду биологом!» Не решено пока, кому отдать предпочтение, птицам или зверям, но работать ему хочется именно здесь, в Ниж-не-Свирском. Антон сопровождает нас на «Выселки».

— В этой осине гнездо малого пестрого дятла! Там живет мухоловка! А в этой дуплянке утка гоголь вывела своих гого-лят и уже увела их на воду!

Антону нравится быть гидом. Он показывает птиц, ведет нас к бобровой запруде. Бобры облюбовали ручей, пересекающий тропку. Полукольцом плотины они подняли уровень воды настолько, чтобы можно было поставить хатку с подводным входом.

...Сегодня за столом особенно оживленно. Пришли с «Выселок» родители Антона с орнитологом Галиной Яковлевой, приехал Георгий Александрович Носков.

— Поздновато приехали,— говорит нам Носков.— На месяц бы пораньше! Очень бурно шел пролет. Такой гомон стоял — не уснуть! Не управлялись обрабатывать и кольцевать птиц. Мы, например, за 1981 год окольцевали более тридцати тысяч птиц примерно ста видов! И все это в основном в пору их пролета.

Разговор незаметно переходит на медвежью тему.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?