Костёр 1967-11, страница 55

Костёр 1967-11, страница 55

Кончик карандаша свернул в сторону, следуя по левому притоку Малой Ботобии.

— Это Ирелях! — проводник с интересом разглядывал карту. На ней он легко угадывал причудливые изгибы знакомых рек, родную тайгу, поселки, даже отдаленные охотничьи избушки.

— Нам надо сегодня добраться вот куда! — сказал Хабардин, отметив точку на карте. — Как ехать?

— Вот так! — сказал Сонорукан, немного подумав, и провел кончиком тонкой проволоки, которой очищал трубк>, по руслу речки Ирелях. — Или так! — кончик проволоки, зажатой между узловатыми пальцами

охотника, пополз по прямой.

— Прямо. По тайге!

— Сонорукан с грузом на оленях направится прямо,— сказал Хабардин, радуясь понятливости старика.— А мы пойдем по руслу реки. Встретимся вече-

= Как откуда? — возразил Сонорукан. Это известно каждому охотнику. Мне, другому, третьему... Всем. Мы знаем леса, поля, реки, горы, озера родной тайги. Такая у нас, охотников, работа.

— Вы уверены, что в тайге есть алмазы?

— Конечно! Я слышал много интересных сказок о светлом камне.

Ну, сказки Почему? —

— это для детей, изумился Сонорукан.

Сказ-

ром. Хорошо? — Хорошо,

хорошо!

отозвался Сонорукан.

...Поздно вечером усталые геологи увидели сизый дымок над костром и почуяли приятный запах вареной дичи.

— Здорово! — воскликнул один из молодых геологов.

— Вот это проводник! Даже таежный пир приготовил! , <

После ужина Хабардин *

развернул перед Сонорука-ном большую карту. Немую. Отснятую с самолета. На ней было запечатлено все, что имелось на земле. Не было только надписей. Сонорукан потирал руки от удовольствия.

— Ок-се! — воскликнул он. — Слава науке! Я вижу родной край с птичьего полета, словно орел, поднявшийся на могучих крыльях высоко в небо.

— А смогли бы вы, уважаемый Сонорукан, сказать, как называются вот эти реки, озера, аласы, горы, поля, которые вы видите?

— Конечно, могу! — ответил старый охотник.— Что вижу, то знаю, что знаю, то могу и назвать.

И немая карта заговорила. Одна за другой стали появляться на ней надписи.

— Уму непостижимо! — удивился молодой геолог. — Как можно запомнить столько названий? Отец, откуда вы все это знаете?

ки сказывают старые люди, а слушает весь народ: и стар и млад. — Это, конечно, так. А не попадалась ли

вам где-нибудь в тайге зеленая или темно-зеленая порода? Кимберлит? Ну, глина такая, твердая, почти как камень.

— Зачем вам камни или глина, когда нужны алмазы? — удивился Сонорукан.

— А они содержатся именно в такой породе.

В земле. — Вот

как?! А

знал, кан. -

задумался

я не Сонору-

Сонорукан, ткнув на карту.

— Как раз по маршруту, -дин. — Мы скоро придем туда.

— Но зато я знаю, где рождается мягкое золото!

— Это как же так?!^ удивился в свою очередь геолог. — Ведь пушные звери водятся в тайге, а не в земле.

— Они рождаются в глубоких норах. Я знаю очень много лисьих нор... Если хотите, покажу. Здесь же, на берегу этой речушки. На логе Таяхтахском, — сказал

кончиком сухой ветки

сказал Хабар-

* *

*

В тот день Сонорукан разбил палатки на высоком берегу реки Ирелях, у того самого Таяхтахского лога.

Подкрепившись крепким чаем и дичью, все отправились обследовать лог и осмотреть лисьи норы — «месторождение» мягкого золота.

Место было болотистое, заросшее карликовыми березами. Но скоро путники выбрались на возвышенное место, к сосновому бору.

Под ногами хрустел ягель. Густо пахло смолой. Сонорукан двигался бесшумно. Наконец,, остановился, пристально всматриваясь.

7 «Костер» № 11

49

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?