Костёр 1981-12, страница 42

Костёр 1981-12, страница 42

"Е тадУ^

OP О ШЕЙ

ПОГОДЫ

...С детских лет природа удивляла меня красотой, тайнами и загадками. Не любить наших лесов и гор, степей и озер с их четвероногими и пернатыми обитателями просто нельзя.

Из многочисленных путешествий я старался принести побольше пейзажей красивейших уголков родной природы. Но не всегда природа радовала глаз и душу влюбленного в нее человека. Все чаще и чаще она напоминает, призывает к бережному отношению. С тревогой приходится смотреть на черные исковерканные пожарами леса, на высохшие ручьи и речки, на захламленные мусором, отбросами полянки и лужайки. С болью и виной за жестокость других встречался с попавшими в беду дикими обитателями, в чей дом со своими потребительскими целями вторгался человек.

Я не жду хорошей погоды, наоборот, в дождь и ветер, в туман и слякоть или в мороз отправляюсь на съемку.

То, что поразило меня, стараюсь передать зрителю. Моя задача — показать в пейзаже не только красоту, но и настроение, какое пришлось испытать самому, донести до зрителя и перезвон горных ручьев, и сырую прохладу туманов, шелест трав и пение птиц.

Главным в фотографии считаю — не оставлять человека равнодушным, чтобы он испытал радость открытия, чтобы взглянул на окружающий нас мир иначе, проникся бы уважением и к чумазому воробью, коротающему жестокие морозы возле печной трубы, и к заботливым родителям-скворцам.

Дождь прекратился. Разлохмаченные ветром тучи покидали мокрый лес, поднимались к голубым снегам самой высокой горы Синюхи.

В расщелинах больших камней зеленели мокрые пучки травы. «Работа сеноставок», — подумал я и, поднявшись повыше, уселся, чтобы закрепить разболтавшуюся линзу объектива. Сижу, выкручиваю винтики, раскладываю на плоском, как стол, камне. Протягиваю руку с последним винтиком и... вдруг вижу! — положив передние лапки на противоположный край «каменного стола», на меня с любопытством смотрит горностай. Он, наверное, хотел понять, чем же я здесь занят.

Я, подражая сеноставкам, пискнул раз-второй — горностай вынырнул из расщелины, на задних лапках вытянулся столбиком, глазками ищет сеноставку. Я еще пискнул. Горностай, нервно мотнув хвостиком, юркнул вниз, а через секунду-две мой футляр от фотоаппарата запрыгал по камням вслед за горностаем и вдруг пропал в темной щели.

В. НЕТИСОВ

I

ЕРЕВЕРНУТО

AM ЕР ОН

}

*

ККИФ-ЭТФ ПР#€Т#! КИНФ-Эте ПРКТФ!

В воскресенье все поехали на озеро. Вова снял отъезд, а затем приезд машины на пляж. Снял как выносили из машины сумки, подстилку, как вылетел и начал носиться Чапа. Потом все это Вове надоело, и он стал снимать перевернутой камерой. Сам придумал! Он снял как папа прыгал в воду и Люська дрессировала Чапу. А дома таким же образом снял ужин.

...Начался просмотр. На экране возник пляж. И папина голова в воде. Голова вдруг исчезла, а рядом поднялся столб воды. И из этого столба ногами вверх вылетел папа. Описав дугу, он опустился на песок. Затем, потирая руки и быстро перебирая ногами, попятился назад, а очутившись на подстилке, смешно подпрыгнул и замер. В ту же секунду взлетела рубашка и сама наделась на па-

— Настоящий циркач! — восхитилась мама.

Потом все увидели пса Чапу. Он что-то жевал и смотрел на Люсю. Затем мотнул башкой, и из пасти у него вылетел кусок сахара, который он ловко поймал носом. Представляете! Сахар так и остался у него на носу. Не успели смолкнуть аплодисменты, как Люся сняла у Чапы с носа этот сахар и... положила себе в рот!

— Фу, какая гадость! — ужаснулась бабушка.

— Ах так! — вскричала Люська и треснула Вову задачником по голове.

Вова только собрался дать ей сдачи, но на экране, пятясь из кухни, появилась бабушка и раздала всем грязную посуду.

— Что бы это значило?! — засмеялся папа.

— Лишь бы посмеяться над бабушкой. Поражаюсь! — обиделась бабушка.

А дальше началось и вообще нечто несусветное. Чайник втянул в себя чай из всех стаканов, а нарезанная кусочками колбаса собралась под ножом бабушки в целую палочку. То же- произошло и с хлебом. Затем все попятились от накрытого стола, ужин закончился.

— Как ты это сделал? — спросил папа.

— Снял перевернутой камерой, — ответил Вова. — Получилось все вверх ногами. Перевернул пленку и склеил как надо.

— Никому не нужны фокусы, — обиделся папа.

Вова не согласился:

— В кинокомедиях или при трюковых съемках без этого не обой

тись.

Д. БУЛЫШКИН

КИНФ-ЭТ* ПРКТ«> KNHtOre ПРКТ«!

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?