Костёр 1983-07, страница 42

Костёр 1983-07, страница 42

лучше воблы, или, как ее называют на юге, тараньки, и черных солоноватых сухарей.

К вечеру шторм утих, видимость стала лучше.

Всплыли. В небе ни звезды.

Только на шестой день похода командир заметил в сумеречной мгле охраняемый сторожевыми кораблями фашистский транспорт. Как выяснилось позднее, это был транспорт «Меркатор», водоизмещением пять тысяч тонн. На этот раз преследование продолжалось около двух часов. Совсем стемнело. Лодка не погружалась, невидимая в ночи.

Она точно шла по следу врага. Командир решил атаковать в надводном положении. После первого успешного похода Осипов чувствовал себя увереннее. Команда! И две торпеды, одна за другой, ринулись к намеченной цели. Море осветилось, послышался раскат взрыва. После длительного преследования сама атака и уничтожение судна показались мгновенными. Транспорт исчез. Преследователи так и не обнаружили нашу лодку. Она словно растворилась в ночи, скрылась в балтийских глубинах.

Последующие атаки были, как и предыдущая, ночью.

Лодка во время торпедных атак не погружалась.

Командир обнаружил еще один транспорт. Подводная лодка начала маневрировать для выхода в атаку. И тогда Осипов увидел, как прямо на них движется фашистский эскадренный миноносец.

«Срочное погружение!» К счастью, на эсминце не заметили ничего подозрительного. «Померещилось!»— подумал, наверное, фашистский вахтенный офицер. Эсминец пошел прежним курсом.

А лодка продолжала начатое преследование. Судьба транспорта была решена в минуты: торпеда с лодки Осипова отправила его на дно. И сразу погружение.

Когда акустик доложил, что наверху все шумы стихли, лодка вновь поднялась из пучины. Осипов был рад, что врачи разрешили акустику Николаю Кучеренко, получившему во время первого похода контузию, остаться на лодке. Командиру даже казалось, пока Коля держит вахту, удача будет сопутствовать кораблю.

Отдраен люк, на мостике командир.

Он подумал: в море и в небесах что-то неуловимо переменилось. Ярко светила луна, на гребнях волн сверкала ее серебряная чеканка.

Как холодно! Скоро Финский залив начнет замерзать...

Пора возвращаться! А кругом, пока различают глаза, все дико, пустынно, как будто ты высадился на только что открытой планете.

Ничто не напоминает об окончившейся здесь ночной битве. Но вот луна скрылась за тучами. И уже не разглядеть вахтенного, не увидеть ничего даже на длину протянутой вперед руки...

Осипов спустился в отсек. После атак, после бессонных ночей, он почувствовал страшную усталость. Командир сел на койку и мгновенно, словно провалившись в неведомое, крепко уснул.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?