Костёр 1986-06-07, страница 49

Костёр 1986-06-07, страница 49

жанные строки учебника истории стали для Вали живыми, рассказывающими о ее родине, о людях, которых, быть может, знал вон тот старик, тихо бредущий по улице их поселка.

После школы она уехала в Минск. Закончила профессионально-техническое училище, работала на заводе. В цехе скоро заметили обязательную в каждом деле девушку — избрали секретарем комсомольской организации. Валя приняла это спокойно: «Надо, так надо!» Работала надежно и обстоятельно, как привыкла делать все. Потом ее рекомендовали в партию.

Прошло время. В Барано-вичах построили новый завод, который должен был выпускать автоматические линии. Валентина побывала в его цехах и просто влюбилась: белые светлые корпуса, легкое здание управления и конструкторского бюро, самая современная техника! Решено: она пошла в отдел кадров...

После съезда вернулась Валентина на завод. Теперь уже по-иному увиделось ей все, что за годы работы стало привычным, примелькалось.

Там, в Кремлевском Дворце съездов, она многое поняла... Многие слова, по которым привычно скользил взгляд в газетной строке, зазвучали для нее по-новому.

«Костру» — 50 лет!

Заслуженный комбайнер из Казахстана рассказывал, что еще несколько лет назад каждую уборочную у них просто беда была — рвались ремни, которые вращали вентилятор. В самую жаркую пору стояли комбайны. Подумывали даже новый завод отстроить. А потом технологи, конструкторы, рабочие улучшили качество этих ремней. Дольше в три раза они стали работать. Не нужен оказался новый завод! Вот что значит — качество...

И еще одна встреча. С конструктором часового завода. Часы, как известно, механизм довольно сложный и точный, а собирают их целиком до последнего винтика — роботы! Раньше в сборочном цехе сидели сотни сборщиц... Поступали из других цехов мелкие детали. Предел точности для часовых деталей — сотая доля миллиметра. Но если попадалось два колесика, как говорят, «в плюсовом допуске», то есть сделанные побольше на эту самую допустимую сотую долю, то им в механизме было тесно, ломались... В таком случае работница подбирала другую деталь. Ни один робот этого делать не умеет. И тогда было решено уменьшить допуски, повысить качество деталей, и роботы перестали ломать на сборке часы...

Так Валентине стало понятно

еще одно очень важное значение привычного слова: «качество».

— И вы знаете, что оказалось самым трудным?— смеясь, спрашивал конструктор.— Убедить людей, что нужно выключить свет в этом цехе! Роботу ведь все равно. Все, кажется, понимают, а психологически перестроиться не могут: привыкли, что на сборке часов — очень тонкой и ответственной операции,— всегда было море света! Я думаю, что на нашем съезде — главный разговор именно об этом — о необходимости увидеть наши привычные дела другим, свежим взглядом...

Часто вспоминает этот разговор Валентина. Часы — один из первых автоматов, изобретенных человеком, когда и слова-то еще этого не было, уже собирают роботы!

Все чаще, проходя по тихому сборочному цеху, видя раскрытые лючки и брошенные на пол провода электросхем, рабочих, прилаживающих детали к станкам или подсоединяющих эти провода, она представляет, что, может быть, через несколько лет в этом цехе неутомимые роботы будут собирать автоматические линии для других заводов.

Б. ИПАТОВ Фото В. Драчева

Самая лучшая в мире профессия — строитель! Что бы ты ни строил—дома, заводы, дороги, станки, самолеты, всегда создаешь новое. А новое — это самое лучшее, что придумали наши ученые, выпустила промышленность.

Я со своими товарищами построил на Балтийском заводе атомные ледоколы «Сибирь» и «Арктику».

Теперь я — мастер ПТУ. Это мои ученики, уже без меня построили ледовый богатырь ледокол «Россия». Он сейчас в суровой Арктике проходит ледовое крещение.

Желаю читателям журнала «Костер» стать в любой работе настоящими мастерами.

дважды Герой Социалистического Труда

В.А.СМИРНОВ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?