Костёр 1988-07, страница 11

Костёр 1988-07, страница 11

И тогда бабуля торжественно достала из-под длинного фартука кошелек, долго рылась в нем, прикрывая содержимое рукой, и наконец, с достоинством английской королевы выдала Вовке три рубля.

— На, деточка, купи щеночка! Авось не утеснит! Прежде-то и не в такой тесноте живали, а все дружнее! Не в пример как нонеча! — и поплыла в свою комнату со словами:— Ни об каком авторитете у ребенка заботы не имеют! Родители тоже!

— Это черт знает что! — взвился как на пружине отец. Он убежал на кухню и яростно захлопнул за собой дверь.

Больше о собаке никто не произнес ни слова, и Вовка решил, что собаку купить разрешили.

...и звали его так, во-первых, за сходство, а во-• вторых, потому что он мечтал завести макаку, и в-третьих, он был председателем кружка юных зоологов. Вовка потащил Резуса на рынок как специалиста, чтобы, значит, не промахнуться с покупкой.

— Мне знаешь какая собака нужна? — втолковывал он Резусу всю дорогу до рынка.— Мне необыкновенная собака нужна! Чтобы все как увидели — с ума посходили! Чтобы ну просто ахнули!

— Бум искать,— в сотый раз отвечал Резус, кутая морковный носик в пуховый шарф: мороз стоял нешуточный.

Но необыкновенную собаку отыскать оказалось нелегко. Необыкновенными на рынке были только цены. Никогда Вовка не предполагал, что скулящие, едва разлепившие бессмысленные глазки щенки или котята с трясущимися хвостиками могут стоить так дорого. И уж во всяком случае, больше той трехи, что была у него в кармане. Конечно, он не подавал виду, и Резус только удивлялся, почему, выпятив нижнюю губу, Вовка надменно говорил:

— Не, это не подойдет! Ну и что, что чемпион породы?!

— Да ты посмотри! — восторгался Резус, вытаскивая за шкурку из корзины что-то такое пузатенькое, тепленькое и попискивающее.— Какие лапы! Какие уши! Это же редкость! Это — кокер-спаниель!

— Подумаешь! — оттаскивал млеющего приятеля Вовка.— Да их в городе миллион. Мне уникальная собака нужна.

— Ему собака Баскервилей нужна! — сердито говорил хозяин кокера, пряча щенка под тулуп.

— А это что за порода? Кто вывел? — тут же прилипал к нему Резус.

— Шерлок Холмс.

— Сыскная...— с уважением говорил Резус. Про Шерлока Холмса он уже слышал.

Снова и снова ходили по рынку между рядов с клетками, в которых щелкали, весело помаргивали, свистели, скакали канарейки и волнистые попугайчики. Между рядами аквариумов, где в зеленоватой воде среди шустрых пузырьков воздуха парили розовые вуалехвосты, сновали светящиеся гуппи, важно жевали усатыми ртами и неподвижно висели полумесяцы скаллярий.

На рыночном дворе притоптывали валенками и клубились паром продавцы собак, кошек, голубей, кроликов, морских свинок, сусликов, хомячков, поросят... Здесь же толкалась пожилая белоглазая коза. Она сварливо мекала, сыпала из-под короткого хвоста черное драже и жевала задубевшую на морозе клеенку, которой были покрыты пустые прилавки.

— Нужно покупать щенка, пока он маленький, и воспитывать его самому! — долдонил Резус.—

Нужно выбирать собаку близкую тебе по характеру-

— Как это?

— Очень просто! Если человек волевой, энергичный, ему нужна дисциплинированная овчарка, а бабушке, например,— болонка или шпиц...

— А у меня какой характер? — спросил Вовка.

— У тебя? — задумался Резус.— Ну, в общем, какая собака тебе глянется — такой у тебя характер и есть! Тут — закономерность! Совпадение характеров. Какая собака — такой ты и сам... Иначе она либо заболеет, либо убежит!

Глава пятая.

...странного мужика и здоровенную разномастную собачину на веревке.

«Вылитый кактус»,— подумал Вовка, разглядывая мужика.

Мужик, действительно, был похож на кактус, который уже много лет выращивала мама. Она все ждала, когда его мясистый пузатый ствол украсится необыкновенным пурпурным цветком.

У мужика же из колючей зверской щетины торчал такой пламенеющий нос, словно кактус, на который натянули гремящие на ветру брезентовые штаны и клетчатый пиджачок, уже зацвел.

— Э, космонавты! — сказал он, маня мальчишек малиновой сарделькой пальца, тоже покрытого черными колючками,— Собачкой не интересуетесь? Оригинальный экземпляр.

Экземпляр сидел на снегу, широко расставив кривые кудлатые лапы, и смотрел на мужика, как оштрафованный пешеход на постового. Изредка он длинно, по-коровьи, вздыхал.

— А какой породы? — спросил Резус.

— Ды-ды-ды-доберман! — стуча зубами ответил продавец.

— Ха! — не поверил образованный Резус.— Доберман — гладкошерстный! А этот вон какой волосатый.

9

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?