Костёр 1988-09, страница 49

Костёр 1988-09, страница 49

г

Из американского блокнота

ЗАМЕТКИ СПОРТИВНОГО ЖУРНАЛИСТА

Лидия БОРОДИНА

Я узнала его сразу, настолько он мало изменился.

В дверях стоял тот же стройный и сухощавый Боб Бимон, который в 1968 году произвел сенсацию на Олимпийских играх в Мехико. Тогда он не просто завоевал золотую медаль в прыжках в длину, а установил потрясающий мировой рекорд — 8 метров 90 сантиметров, который назвали «рекордом века».

И вот он сидит у нас в гостях, в нашей временной нью-йоркской квартире, и мы вспоминаем...

Тот свой прыжок Бимон помнит до сих пор. И как подбежал к нему с поздравлениями растерянный Ральф Бостон — его товарищ по команде, которому все прочили тогда олимпийское золото. И как подошел наш Игорь Тер-Ованесян и, крепко пожав руку, сказал: «Боб, ты совершил чудо».

А что рассказывал о моем прыжке Игорь, когда вернулся в Москву? — с нескрываемым интересом спрашивает меня техасский «кузнечик».

Игорь говорил, что когда ты прыгнул на 8,90, он в первый момент не поверил своим глазам. А потом и он, и остальные прыгуны поняли: борьба кончилась. Все были словно в каком-

то оцепенении.

— Я это заметил, бается Бимон.

Ты

улы-

прыж-

Ты же

годы

потряс своим ком всех,— говорю я помнишь, как рос в те мировой рекорд. Буквально по одному сантиметру: 8,13 8,34—8,35. А ты его побил сразу на полметра! Точнее на 55 сантиметров! Тебя, наверное, и самого удивил этот невероятный результат.

— Нет. Я, правда, никому заранее не говорил, что прыгну к 9 метрам или даже за 9 метров. Я это делал на тренировках и был готов к таким прыжкам.

Для многих любителей спорта, да и для меня самой всегда

оставалось загадкой, почему Бимон в 21 год, в расцвете сил и своей спортивной славы перестал выступать в соревнованиях. Спрашиваю об этом его самого.

— Моей самой главной задачей в жизни,— говорит олимпийский чемпион,— было завоевать золотую медаль. Мировой рекорд я установил «попутно». И когда добился этого, у меня как-то пропал интерес к соревнованиям. Не было ни настроения, ни желания... Вот и решил бросить прыжки.

В 21 год все бросить! Но ведь до этого я тренировался 14 лет, начал еще семилетним мальчишкой,— отвечает Бимон.— А перед Олимпиадой в Мехико нагрузки были просто изнурительными. Вернуться к такому режиму тренировок я не мог.

— Боб, а где ты хранишь свою олимпийскую медаль? Часто ли смотришь на нее?

— Я не видел ее уже несколько месяцев. Она хранится в сейфе. Я не люблю держать ее на виду. Она — только для меня лично.

А как ты думаешь, сколько лет еще продержится твой рекорд?

— Трудно сказать,— пожимает плечами Бимон.— Его могут побить в любое время.

— А как ты расцениваешь результаты Карла Льюиса — нынешней американской звезды? Он утверждает, что может прыгнуть еще дальше.

— Льюис — выдающийся прыгун. Побьет ли он мой рекорд? Поживем — увидим. Честно говоря, чем дольше мой рекорд держится, тем лучше я себя чувствую.

— А какое у тебя сейчас самое большое желание?

Бимон задумался:

— Лучше познать самого себя. Найти настоящий интерес к работе. Жить жизнью.

Что бы ты хотел пожелать советским спортсменам?

— Советские и американские спортсмены должны чаще встречаться в дружеских соревнованиях. Я хотел бы, чтобы таких встреч было как можно больше.

нормальной

Мой последний вопрос:

А с легендарным Джесси Оуэнсом я встретилась в Монреале, на трибуне Олимпийского стадиона. Я брала у него интервью и видела, как он восхищался неувядаемым мастерством нашего сильнейшего спринтера Валерия Борзова. Много теплых слов сказал Оуэне и в адрес Виктора Са-неева, который на третьей Олимпиаде подряд был первым в соревнованиях по тройному прыжку.

Во время этой встречи я невольно вспомнила, что впервые узнала о нем еще девчонкой, сразу после Великой Отечественной войны, когда занималась легкой атлетикой в «Юном динамовце». Наш тренер Зоя Георгиевна Романова рассказывала нам о победах Оуэнса на Берлинской Олимпиаде, и у нас дух захватывало от восхищения.

Отвечая на мои вопросы, Оуэне был приветливым и доброжелательным.

Джеймс Кливленд Оуэне родился в 1913 году в городе Данвилл, штат Алабама. Он был внуком раба и сыном пахаря. С 7 лет работал сборщиком хлопка. Когда мальчику исполнилось 9 лет, его родители переехали в город Кливленд. Новая учительница спросила новичка, как его зовут? «Джей-Си»,— ответил он, назвав первые буквы своего двойного имени. Ей послышалось «Джесси». Так Оуэне получил новое имя.

В 13 лет он участвовал в первых соревнованиях. Еще учась в школе, стал известным в стране спринтером. Это помогло ему поступить в университет штата Огайо. У него не было стипендии, и он, чтобы прокормить себя, работал по ночам лифтером.

За год до Олимпиады в Берлине Оуэне стал героем самого

46

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Журнал легкая атлетика 1968 год

Близкие к этой страницы
Понравилось?