Костёр 1990-02, страница 19

Костёр 1990-02, страница 19

— Наверное, еще не скоро все смогут иметь то, что хотят. Хотя я абсолютно согласен с Оксаной Паниной: покупка блузки не должна выбивать семью из колеи. Каждый должен зарабатывать столько, чтобы его зарплаты хватало на все необходимое. А современному человеку необходимо многое. Но пока наша экономика встанет на ноги, пока цены придут в соответствие с заработной платой, пока зарплата станет соответствовать количеству и качеству труда — а эти вопросы Верховный Совет намерен решать безотлагательно, — тоже ведь надо жить. И жить достойно. А значит, придется научиться терпеть, научиться трезво и по возможности спокойно относиться к тому, что «выше головы не прыгнешь».

И беспокоит меня больше не материальное неравенство, а духовное. Конечно, трудно объяснить девочке в 13—14 лет, что богатство ее души намного более ценно, чем самые дорогие вещи. Вряд ли девчонки, которым нечем сегодня будет блеснуть на дискотеке, мне поверят сейчас. Но когда-нибудь и они поймут, что это так. Без магнитофона или «варенки» так или иначе прожить можно. Но как жить, если тебе по существу закрыты двери в престижный институт? Ведь уровень преподавания в школе Лены Ивановой из маленького городка в Таджикистане почти наверняка значительно ниже, чем в средней московской или ленинградской школе. Разве выдержит она конкурс в МГУ или Бауманский университет? А пример с телемостом! Разве виноваты карагандинские ребята в том, что их местное телевидение не имеет технических возможностей для прямого эфира с Америкой или даже более близкой страной?

Такое неравенство — духовное — преодолеть куда труднее, чем материальное.

Но я бы хотел сказать ребятам: даже тогда, когда у всех появится одинаковая возможность жить богато, когда у всех будут равные возможности

в получении образования, развитии личности, абсолютного равенства и тогда не будет. Люди просто не могут быть одинаковыми. И эта неодинаковость — не плюс и не минус. Она просто есть, и все! И всегда кто-то будет умнее, сильнее, удачливее другого. Такова жизнь и, согласитесь, было бы ужасно скучно, если бы все были одинаково гениальными, жили бы в одинаковых квартирах, ездили в одинаковых автомобилях!

— Ну, до одинаковых автомобилей нам пока далеко...

— Далеко. Да и многие вопросы, которые поставлены ребятами, решатся, по-видимому, уже не для них, а для их детей. Потому что те преобразования, которые задуманы, не пройдут в два-три года. Для них нужны десятилетия.

— Кажется, именно это многим и не нравится. Ребята торопят перестройку, подгоняют ее, обвиняют в многословии...

— Всем, наверное, понятно, что нельзя назавтра получить урожай из семян, посеянных вчера. Вот и зерна, заложенные перестройкой, еще только прорастают, нужно время, нужны благоприятные условия, чтобы ростки окрепли. Урожай — еще впереди.

А что касается слов... Они тоже нужны и важны. Ведь любое действие, любой поступок начинается с мысли, слова, обсуждения. Да ведь и голос-то мы обрели не так давно,' поэтому люди так хотят говорить.

— И все-таки ребятам очень хочется дела. Как вам кажется, стоит ли им вмешиваться во взрослые дела?

— Знаете, на один из первых моих депутатских приемов пришел ко мне мальчик. Говорил он дельно и замечания делал верные, а что-то меня тревожило: неужели нет больше у этого человека своих, детских проблем, своего увлечения?

Меня беспокоит, когда ребята с головой бросаются в то или иное политическое течение, будь то народный фронт, •или какое-то национальное движение, или какое-то другое объединение взрослых, каких

в стране теперь десятки. Как врач-психиатр я знаю, насколько неустойчива психика в 12— 13 лет. В этом возрасте многие готовы протестовать против чего угодно, лишь бы не соглашаться с общепринятым мнением. И вот этой особенностью ребят могут воспользоваться новоявленные взрослые политики. А ребята, которые еще просто не успели накопить житейского, а тем более политического опыта, не всегда умеют за красивыми фразами разглядеть истину. Я уверен: большая политика — для больших. А все, что связано с жизнью ребят — школа, пионерская организация, комсомол, — могут и .должны перестраивать они сами.

Пусть , создают детские кооперативы, в которых можно научиться не только хорошие вещи делать, но и деньги зарабатывать. Кстати, жаль, что Маша Гордеева из Куйбышева не написала, сколько получают члены их кооператива за свой труд. Постеснялась, наверное. А зря! Ребята должны обязательно зарабатывать деньги и уметь ими распоряжаться. Фонд школы — это, конечно, неплохо, но и свой собственный — тоже хорошо.

Могут ребята взяться и за создание трудовых объединений, чтобы и работа им была интересна, и деньги чтобы за нее платили. А то ведь опять хозрасчет уже приготовился работать против школьников! Теперь на их долю достается самый монотонный, самый неквалифицированный труд.

Так что как ни крути, а получается, что любое более или менее серьезное дело ребят соприкасается, пересекается, а иногда и входит в противоречие с миром взрослых, и приходится детям во взрослые дела вмешиваться, а взрослым — в их, ребячьи. Потому что не может быть отдельной перестройки для детей и отдельной для взрослых. Она общая для всех. И у каждого должно быть в ней свое место.

Записала М. ВАСИНА Фото В. Лозовского

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?